Встреча на Галерной…

0 out of 5

Еще похожее

«Художник должен петь своим голосом…»

(Кордобовский К.А. художник-график, педагог, искусствовед).

В жизни каждого человека бывают встречи, даже очень короткие, которые запоминаются надолго. Особенно, если встречаешься с интересным человеком, много повидавшим на своем веку.  Позже, вспоминая эти встречи, невольно начинаешь понимать – как мало мы знаем о непростых судьбах замечательных людей, о тех далеких событиях, которые они пережили. Из их рассказов, по крупицам, по обрывкам воспоминаний, начинают протягиваться «ниточки» из далекого прошлого – в наше время.

Художник С.Б. Эпштейн

…В конце 2016 года в Удомле я увидел две картины Соломона Борисовича Эпштейна, датированные началом 1980-х годов. Из доступных источников  узнал много интересного про этого человека. Узнал впервые! Он один из старейших художников Санкт-Петербурга,  родился 15 марта 1925 года, фронтовик. Связался с его дочерью  Ниной, завязалась переписка. Несколько раз общался по телефону с самим художником, рассказывая про удомельскую природу, которая «привлекла» в 19 веке Левитана И.И., а за ним и других художников.

03.10.19 в гостях у С.Б.Эпштейна в СПб.

Через два месяца, в  феврале 2017 года у меня была недельная медицинская учеба  в Санкт-Петербурге. Заранее связавшись с Эпштейнами,  «напросился»  к ним в гости с коллегой – А.В. Махлисом, который также неравнодушен к живописи. На улице Галерной, в  старинной квартире-мастерской, с высоченными потолками,  нас встретили очень тепло,  напоили чаем,  с подаренным  удомельским медом.   Художник поведал нам  некоторые интересные эпизоды из своей жизни. Говорил и о трудностях, с которыми он неоднократно сталкивался из-за пресловутого  п.5 ( национальность), причем говорил без злости,  с юмором.  Рисовать он начал с юности, затем всю жизнь занимался своим любимым делом – писал картины. Пишет и сейчас, но чаще по памяти —  брат Давид, погибший в Сталинграде, портреты  жены, дедушек, друзей.  У него свой, сразу же узнаваемый почерк, свой «голос» во всех картинах.

Соломон Борисович, по нашей просьбе, стал  показывать свои многочисленные работы, большинство из которых достаточно большие и тяжелые.  Передвигал он их  бодро и умело ( в 92 года!), категорически отвергнув нашу помощь.

(Из справки: С.Б. Эпштейн родился в Белоруссии, через год  родители переехали в Ленинград. Подростком пришел в изостудию Ленинградского Дворца пионеров, где друзья с любовью  называли его «Зяма».  Одним из первых учителей рисования был Кордобовский К.А. После начала Великой Отечественной войны оставался в осаждённом Ленинграде, началась сильнейшая дистрофия. От голодной смерти «Зяму» спас призыв в армию. Участвовал в боях, имеет ранения и боевые награды. В 1947 году поступил в Ленинградский институт живописи им. И. Е. Репина. В 1953 году был принят в Ленинградский Союз художников. Его произведения  находятся в музеях и частных собраниях в России, Великобритании, Франции, США и других странах).

Я видел Витольда Каэтановича…

Я передал Соломону Борисовичу несколько книг удомельских авторов, с их автографами. Среди них —  богато иллюстрированная книга В.А. Крылова про природу, книга Д.Л. Подушкова о Бялыницком-Бируле В.К., этнографические книги А.Б. Намзина ( с графическими работами нашего художника Л.Н. Константинова).

Соломон Борисович был очень тронут, жилистыми пальцами стал их тут же перебирать, разглядывая названия книг сквозь толстые линзы. Я со стороны с удовольствием наблюдал за стариком, видя его неподдельную радость. А он только с восхищением  охал, перелистывая страницы: « Да-а-а…Витольд Каэтанович…Люблю я его…Еще до войны видел его работы…».

Зная, что Бялыницкий — Бируля  уже 60 лет как умер – спросил наудачу —  не встречался ли он с ним при жизни. «При жизни не встречались, а хоронить пришлось…» Ошеломленный, около минуты я пыхтел, а потом стал выведывать некоторые подробности тех далеких событий…

Бялыницкий-Бируля В.К. в последний год своей жизни

…Летом 1957 года три молодых художника из Ленинграда — Ласточкин Сергей, Токмаджан Тигран и Соломон Эпштейн —   жили и работали на Академической даче под Вышним Волочком. 18 июня им сообщили, что в соседнем Удомельском районе на даче «Чайка», в возрасте 85 лет  умер  художник Бялыницкий-Бируля В.К. Молодых художников попросили посодействовать в доставке тела умершего в Москву ( Союз Художников принял решение хоронить его в Москве, несмотря на прижизненное желание художника быть похороненным рядом с дочерью Любой, у стен храма Троица на берегу оз. Удомля. Но…тогда такие решения принимались «наверху». – А.С.)

На грузовой машине они приехали в «Чайку», ехали очень долго. Б.Б. положили в гроб, который привезли молодые художники. На память о Б.Б., его вдова – Елена Алексеевна, подарила каждому по этюду на картоне ( местные пейзажи). Когда машина тронулась в Москву, то местные жители из окрестных деревень выходили  к дороге и кланялись, особенно старики…

В Москве на панихиде, в правлении Союза Художников, были «траурные»  речи. Очень теплые, проникновенные  слова произнес Ласточкин Сергей.  А председатель СХ  — Александр Герасимов, «бесцеремонный тип» ( со слов С.Б. Эпштейна) сказал буквально следующее: «…Бируля, конечно,  хороший художник, но живопись у него такая…э-э-э…как-будто… в мастерской накурили…».

В конце  встречи Соломон Борисович подарил нам свою, недавно вышедшую,  книгу.

Художник  В.М. Сидоров

Валентин Михайлович Сидоров тесно связан с Тверской землей. Родился он 5 мая 1928 года в д. Сорокопенье ( ныне Конаковский район Тверской области).  В 80-е годы одним из первых написал великолепную книгу о художниках, творивших на Удомельской земле —  «Край вдохновенья».  В 2018 году был награжден званием «Почетный житель Удомельского района».

В.М.Сидоров

(Из справки: В.М. Сидоров, художник-живописец, мастер пейзажа, педагог, профессор, академик АХ СССР ( 1988). Народный художник СССР (1988). Член Союза писателей России (2001). Более 20-и лет был   Председателем правления Союза художников РФ (1987—2009). Рисовать начал  в раннем детстве. После Великой Отечественной войны поступил в кружок изобразительных искусств в Московском Доме пионеров. В 1948 году поступил в Ленинградский институт живописи им. И. Е. Репина ( как похожа судьба с С.Б. Эпштейном – оба ходили в кружки при Домах пионеров, с разницей в год поступили в   институт им. И.Е. Репина. – А.С.).

30.08.18 В.М.Сидоров в Удомле

Я видел Витольда Каэтановича в июне 1957 года

А после награждения Валентина Михайловича было дружеское чаепитие в Администрации нашего города. Интереснейший собеседник, с великолепной памятью…Много рассказывал о художниках, связанных с дачей «Чайкой», о хозяине дачи. И снова мое любопытство, наугад спросил  —  не встречался ли он с Витольдом Каэтановичем при жизни? Ответ огорошил: «…Думаю, что я один из последних художников, кто видел Бирулю за день до его смерти…»Летом 1957 года я с группой  московских художников работал на  Академической даче под Вышним Волочком. Однажды, в середине июня, мы приехали на дачу «Чайка», где нас тепло встретила жена художника – Елена Алексеевна. Витольд Каэтанович был уже тяжело болен, но пообщался с нами, узнав, что приехали именно молодые художники. Нам показали  много его работ. Жена очень трепетно ухаживала за больным, попросила нас особенно не утомлять его, пригласила приехать позже – когда «хозяину» дачи станет получше. А на следующий день мы узнали, что Бялыницкий-Бируля умер… Лишь через много лет после его смерти я вновь попал на дачу «Чайка»…

—   А знаете ли Вы, что на следующий день в «Чайку»  приехала группа ленинградских художников, тоже с Академической дачи, чтобы сопровождать покойного в Москву? И среди них был ныне здравствующий Соломон Эпштейн!

Валентин Михайлович чуть не выпустил из рук чашку с чаем: « Как? «Зяма»…  еще жив? Я же его очень хорошо помню – хороший художник, с пышной рыжей шевелюрой».

– Ну, шевелюра уже не пышная, и седая. А художник действительно хороший, год назад с ним встречался…

— Передавайте от меня «Зяме» большущий привет! Вот как неожиданно…( передал В.М. Сидорову телефон С.Б. Эпштейна, думаю, что поздравит его 15 марта с 95-и летием! – А.С.)

Учителя

Осенью 2019 года я снова посетил Соломона Борисовича в его мастерской. Встречали они меня с дочерью Ниной как старого знакомого, искренне обрадовались книжным «новинкам» из Удомли. Уточнил у художника про его учителей, которых он кратко упомянул при первой встрече. Это Левин Соломон  Давыдович и Кордобовский Константин Александрович. К последнему у С.Б. Эпштейна особое, душевное отношение.

Кордобовский К.А. в годы войны

(Для справки.  Кордобовский К.А.  — художник-график, педагог, искусствовед. Родился в 1902 году в Белоруссии с семье врача, в этом же году семья переехала в Санкт-Петербург. В 1918 — 1921 годах — работал санитаром во 2-м (сыпнотифозном) Эвакогоспитале IX Красной Армии.  В 1924 году был отчислен из Политехнического института в связи с «чисткой ВУЗов от детей интеллигенции». В 1926 году работал воспитателем Детского дома № 146 (Ленинград). В 1933—1941 годах работал преподавателем изостудии  в Ленинградском Дворце пионеров. В 1940 году поступил в Ленинградский институт живописи им. И. Е. Репина ( который закончил уже после войны).  С первых дней войны работал санитаром военного госпиталя № 116. В марте 1942 года,  излечившись от дистрофии II степени, добровольно вступил в рабочий батальон, несмотря на то, что с 1925 года был освобождён от военной службы по состоянию здоровья. С 1942 года по 1945 год воевал в рядах действующей Красной Армии в составе 275-й истребительной Пушкинской Краснознамённой авиационной дивизии. После войны работал  художником во многих учреждениях Ленинграда. Скончался в 1988 году).

О нем очень хорошо написал искусствовед Б.Д. Сурис: «…Тонкий, добрый, высококультурный человек творил такое же тонкое, несуетное, высокой культуры искусство. Как горько думать, что на нашей ярмарке тщеславия именно такие мастера, как правило, относятся куда-то на дальний план, в тень…»

Последняя просьба учителя.

Уже по этим строкам видно, какой замечательный педагог был у юного «Зямы». Но это еще не все…Когда Соломон Борисович начал рассказывать дальше, у него увлажнились глаза: «…До войны у Кордобовского училось много  ребятишек, некоторые были моложе меня… и значительно талантливее…Я ушел на фронт, а  многие из учеников остались в Ленинграде и погибли от голода в блокаду… После войны я многие годы тесно общался с Константином Александровичем. Он, за две недели до  смерти,  будучи тяжело больным,  пригласил  меня к себе домой, чтобы после  смерти я исполнил его  последнюю просьбу.   С некоторыми предосторожностями передал подробные  списки своих учеников,  умерших от голода  в блокаду. Там были русские и еврейские имена.  Много имен.  Список с русскими именами он попросил отнести в православный храм и оставить для поминания священнику. Список еврейских мальчиков ( я помню их — Клейман Ара, Шейнин Рафа, Фогельсон Зяма и др., они  были очень талантливыми) я отнес в синагогу. Раввин заплакал и сказал, что человек, который составил этот памятный список ( т.е. Кордобовский) будет теперь называться «праведником».

Праведники

Праведники народов мира — почётное звание, присваиваемое с 1953 года Израильским институтом катастрофы и героизма национального мемориала Катастрофы (Холокоста) и Героизма «Яд ва-Шем». Их имена увековечивают на Горе Памяти в Иерусалиме.  Звание праведников народов мира присваивают неевреям, спасавшим евреев.  На сегодняшний день праведниками мира признаны более 26 тысяч человек из  50-и стран.

6 марта отмечается  Европейский день праведников, день памяти, установленный Европейским парламентом, чтобы почтить память людей, выступивших против тоталитаризма и преступлений против человечности. Этот праздник отмечается с 2013 года.

С юбилеем

О встречах с художником С.Б. Эпштейном я несколько раз коротко рассказывал на наших краеведческих встречах и конференциях. В этой статье  написал о нем чуть больше.  15 марта буду поздравлять с 95-и летним юбилеем, а в апреле вновь навещу Соломона Борисовича в квартире на Галерной. С удомельским медом и новыми книгами.  Хочется еще о многом расспросить и уточнить. Ведь была в жизни раненого «Зямы» встреча,  повлиявшая на его жизнь. Это когда  он рисовал карандашом портреты соседей по койкам, и в госпитале его увидела жена генерала. Но…это совсем другая история.

Врач, краевед – А.В. Серяков

Leave a review

Общая оценка
Интересность
Читабельность
Грамотность
Связность
Смысловая ценность
Полезность

Reviews (0)

This article doesn't have any reviews yet.

Еще из категории

Популярное