Юго-Восточная Азия. Семнадцать дней и восемь стран. Новогодняя

Еще похожее

Перелистав десятки авиакомпаний и просмотрев сотни отелей, я определился с маршрутом. Семнадцать дней и восемь стран. Москва — Доха — Гонконг — Шеньчжень — Гонконг — Макао — Манила — Бангкок — Куала Лумпур — Сингапур — Доха — Москва. Надо сказать, что это мой первый визит в Юго-Восточную Азию (у Нади была лишь короткая поездка в Гонконг), поэтому мы решили начать знакомиться с ней так же, как когда-то узнавали Европу, сделав акцент на бизвизовых азиатских странах. С бронированием отелей особенных проблем не возникло, за исключением того, что почти все они взяли предоплату, несмотря на то, что «божились» на букинге этого не делать.

Предварительный бюджет поездки составил: 25 000 руб. — авиаперелёты и 20 000 руб. — проживание и завтраки на человека.

Отъезд. Первый день отпуска

Эту ночь плохо спал из-за тревожного ожидания предстоящего перелёта. Периодически вспоминалась советские комедии «Любовь и голуби» и «Окно в Париж», где метаморфозы перемещения главных героев происходили молниеносно. Неужели совсем скоро из 25-ти градусного мороза перенесёмся на пятьдесят градусов вверх?

Время летит, как в калейдоскопе, не оставляя поводов для размеренности и лени. Последние ЦУ по цветам и рыбкам, двадцать минут на сборы личных вещей, «присесть на дорожку», и привычный аэроэкспресс мчит нас в Домодедово. После платформ Павелецкого вокзала начинается почти заграница. Здесь и улыбаются чаще, и толкаются меньше, и одеваются красивее. Вещи сданы в багаж, государственная граница пройдена, томительное блуждание по магазинам duty free, в которых акценты расставлены на крепкий алкоголь. Вот мы и на борту катарского Боинга. Вышколенные восточные девушки вперемешку со славянскими стюардессами улыбками и учтивостью пригласили занять свои места в новеньком салоне.

В Катаре наряду с традиционными нефтедобывающей и рыбной промышленностью активно развивают самолётостроение и туристический бизнес. Это подтверждали и многочисленные рекламные ролики персонального, встроенного в спинку кресла, телевизора.

Спустя четыре с половиной часа оказались в аэропорту Дохи (в 2015 году здесь откроется новое здание). Этой ночью нам показалось, что здесь тесно. Может быть, виной этому выступали громадный пассажиропоток или многочисленные магазины беспошлинной торговли, предлагавшие наряду с традиционным набором продуктов, косметики и алкоголя довольно необычные: сухое молоко в двухкилограммовой фасовке, килограммовые фруктовые концентраты, орехи и золотые украшения. Своеобразной изюминкой торгового зала выступали спорткары: серебристый Bently и жёлтый Lamborgini, собиравшие вокруг себя множество зевак и фотографирующихся. Пафос востока: золото и то, что блестит и стремится показаться дорогим. Хотя по-настоящему интересных брендовых магазинов не обнаружилось. Уголочек с Dunhill, стеллаж Montblanc, да вездесущий Rolex. Вот, пожалуй, и всё. Остальные, видимо, откроются в новом аэропорту.

Ночная уличная температура составляла +21ºС, поэтому многие пассажиры были одеты в летние белые наряды: платья-балдахины до пят, с чалмой на голове и в сандалиях на босу ногу.

Обращала внимание доступность электрических розеток, большое количество миролюбивых охранников и наличие бесплатных питьевых фонтанчиков. На пересадку у нас отведено чуть меньше двух часов, которые мы провели в изучении транзитной зоны. Обменные пункты, всевозможные кафе, игровая комната, мечеть, множественные новогодние вывески с лошадьми (мне представлялось, что у мусульман своё летоисчисление) и другие атрибуты, скрашивающие ожидание. Огорчило отсутствие wifi и грабительские роуминговые наценки наших сотовых операторов (50 Мб за 7 500 рублей).

Гонконг. Китайский Новый год

Гонконг. Китайский Новый год

За час до вылета началась посадка в самолёт на гонконгский рейс. И не напрасно, так как предстояло заполнить салон восьмирядного Боинга. Изменились вид у пассажиров и внешность у стюардесс. Исчезли шумные любители пятикратных доз виски со льдом, уступив место малозаметным и низкорослым китайцам и филиппинцам. Да и среди стюардесс превалировали жительницы Гонконга с безукоризненным английским и профессиональным макияжем. Впереди почти семичасовой полёт, который, надо отдать должное компании, прошёл комфортно. Индивидуальный гигиенический мешочек с берушами, очками для сна, носками, подушкой и пледом, всевозможные интерактивные развлечения, тишина в салоне и достойные завтраки-ужины.

— Наш самолёт приземлился в аэропорту Гонконга, температура за бортом плюс двадцать три градуса! — бодро проговорил капитан корабля, — не забудьте заполнить иммиграционные карточки… Спасибо, что воспользовались услугами нашей авиакомпании!

С некоторой неуверенностью покидал самолёт — впереди таилась неизвестность. Сотрудников иммиграционной службы, одетых в летнюю форму и выделяющихся медицинскими масками, мы не заинтересовали. По многочисленным подсказкам нашли выход к границе. Заполнили карты прибытия, смазав руки гелеобразным спиртом, без очереди подошли к девушкам-офицерам. Ни одного вопроса, что не может не удивить, хотя я уже заготовил распечатки букингов и билетов. Оперативное получение багажа. На ходу не переставал удивляться мелким и большим особенностям аэропорта. Если бесплатным wifi уже не удивить, то от повсеместных живых цветочных клумб с многочисленными плодоносящими мандариновыми и кумкватовыми деревьями непроизвольно открывался рот. Может, это по случаю сегодняшнего Нового года? Вот и молодёжь, разодетая в драконьи маски, припевая и пританцовывая, раздаёт игрушки-ветрянки.

Непроизвольно в глаза бросалась чистота аэропорта и его понятность. Ведь, что ни говори, а в некоторых московских аэропортах порой даже со знанием русского найти интересующее направление сложно. Здесь же всё дублировалось надписями на стенах, табло-информаторами и многочисленными аэропортовскими помощниками. «Отношение к человеку!» — вот, пожалуй, первый девиз этой маленькой страны.

Фотографии Нади, привезённые из прошлогоднего её круиза, буквально оживали перед глазами, заполняясь моими ощущениями и восприятием. Кто-то сказал, что воздух Гонконга можно «резать», «складировать» и привозить в качестве сувениров. Уже в здании аэропорта, несмотря на мощные кондиционеры, я это почувствовал. Коктейль из ароматов сушёных морских гадов и приправ, благовоний и морской свежести вызывал смешанные эмоции. Может поэтому в Гонконге штраф за курение в общественных местах составляет 5 000 HKD, чтобы не портить его купаж?

Из аэропорта в центр города можно добраться несколькими способами: метро-экспрессом за 100 HKD (в пути 20 минут) и двухэтажными автобусами за 35 45 HKD (в пути 45-60 минут). Преимущество последних помимо цены — это точечная доставка, если знаешь район места назначения. Чтобы ориентироваться в местных долларах, я принял простую схему и умножал всё на четыре, чтобы соотносить их с рублями. В Гонконге правостороннее движение, но русскому пешеходу здесь несложно, так как на наших перекрёстках интуитивно вертишь головой в обе стороны, учитывая национальные особенности автовождения. Для тех, кто во время ходьбы смотрит под ноги, вместо зебр встречаются надписи: «посмотрите направо», «посмотрите налево». Кроме практически повсеместных двухэтажных автобусов и под стать им двухэтажных трамваев имеется девять разноцветных линий метрополитена MTR, которые досконально продуманы и интуитивно понятливы.

Забравшись на второй этаж автобуса, мы наблюдали за меняющимися видами. В уме я перебирал знакомые картинки Европы, пытаясь соотнести. Наверное, наиболее всего, по моим ощущениям, пейзажи напомнили мне весеннюю Сицилию. Цветущие горы, местами выжженная трава, всевозможные эстакады и магистрали, кромка моря. Вот лишь узкие и высокие жилые дома в пятьдесят и более этажей не вписывались в её образ. Да морской порт, который даст фору даже гиганту из Барселоны. Когда же мы заехали в городские джунгли, всякие ассоциации исчезли. Гонконг стал набирать аутентичность семимильными шагами. Я пока ещё не привык к нему, и поначалу казалось, что в этом муравейнике высоток, транспортных магистралей можно утонуть или потеряться. И когда мы вышли на конечной остановке North Point, я честно сказать, растерялся. Улицу отеля я не знал, навигатор планшета без 3G не включался, а в картах смартфона Nokia Гонконг не загружался. Вокруг нас бурлила уличная торговля — нечто среднее между блошиным рынком, ярмаркой выходного дня и продуктовым базаром. И это действо занимало несколько кварталов!

— Может это предновогодняя акция, Надя?

— Может быть!

— Жаль, что у нас нет с собой местных денег. Ты только посмотри. Яблоки, груши, манго, питахайя, черешня, клубника… по смешным московским ценам. Да и детская одежда тоже неплохого качества!

В размышлениях и поисках интуитивно наткнулся на вывеску Printemp hotel appartment. Ура, мы даже не поблуждали сегодня! На пороге узкого по фасаду тридцатиэтажного отеля (не больше десяти метров) нас встретил китайский «Дед Мороз». Поздравив каждого с Lunar New Year, он вручил коробочку со сладостями и по конверту с десятидолларовой купюрой.

— Наверное, это к деньгам, Надя?

— Пожалуй, что так… Тебе не кажется странным?

— Может в этом есть скрытый смысл?!

Немного поколдовав над нашими паспортами и своим компьютером, девушки с ресепшена выдали по паре электронных ключей. Неприятной неожиданностью было то, что с карточки взяли депозит в 500 HKD. С этой местной «депозитарной» особенностью нам предстояло столкнуться ещё не раз. Второй неожиданностью оказались размеры номера-студии. На расстоянии локтя от кровати находилась стеклянная перегородка совмещенного санузла, а под заявленную «рабочую зону» было отведено ещё полтора квадратных метра. Радовали лишь чистота и отличная эргономика, а также наличие посуды, чайника и холодильника.

Выпив заварного кофе, мы отправились на знакомство с районом. Мы хотели поменять американские доллары на гонконгские или найти банкомат. На город быстро набежали сумерки, что внесло дополнительный колорит в его и так необычную жизнь. Рынок постепенно закрывался, асфальт очищался от мусора с помощью щёток и воды. Гонконгцы, как мне показалось, чтят санитарно-гигиенические правила и законы. Довольно часто встречаются люди в медицинских масках, гигиенических перчатках, повсеместно распространены общественные пункты «дезинфекции рук», в отеле встречаются таблички о том, что кнопки обрабатываются дезинфектором каждые три часа. Многие горожане не брезгуют и городским асфальтом для сидения или лежания.

Сфера банковских услуг в наше поле зрения не попала. Зато набрели на большущий сетевой супермаркет Shopnparck, в котором подготовились к праздничному ужину. Наряду с широким ассортиментом местных товаров в нём были представлены товары практически со всего мира (за исключением стран СНГ). Не было, конечно, сырно-колбасного разнообразия. Но многое воспринималось по музейному, так как по внешнему виду было сложно догадаться: как, что и с чем. Новый год решили встретить японским суши, китайским овощно-рыбным рагу с рисом, символическим чилийским рислингом, австралийским манго и домашним печеньем, конфетами под немецкий чай. Но до него ещё пять часов. Хотя мы не уверены, что китайцы сидят под новогодними ёлками перед телевизорами в ожидании президентской речи и боя часов, а затем взрывают, как по команде взрывают хлопушки, смотрят передачи-клоны. Ведь и людей подшофе мы не заметили, да и ёлок тоже не было. Какие-то веточки с набухшими почками жёлтого цвета продавали на улицах, да жёлто-красные флаги и стяги украшали площади.

До начала светового лазерного шоу небоскрёбов оставалось меньше часа, и мы поспешили в метро. Лучшая обзорная площадка на Аллее звёзд (Avenu of stars), что на площади Tsim sha tsui, под которой имеется и крупнейшая станция метро.

Общение с гонконгским метро доставляет эстетическое и моральное удовольствие. Стоит лишь смотреть по сторонам, и вы никогда не заблудитесь. Везде указатели, разделители пассажиропотоков, лифты, эскалаторы, помощники, магазинчики, ларьки, точки бесплатного интернета, WC и прочие приятные мелочи. Ведь наша жизнь состоит из мелочей, которые мы опускаем или не замечаем. В кассовом вестибюле многочисленные автоматы, банкоматы, а также кассир и информатор. У него можно приобрести туристический билет на один день за 55 HKD. Мы же, получив наличные, купили привычный oсtopus card за 150 HKD (пятьдесят долларов составляет депозит). Следует отметить, что карточкой можно пользоваться во всех видах общественного транспорта (за исключением аэроэкспресса), а также оплачивать покупки в магазине и заказы в кафе.

Метро в Гонконге отдалённо напоминает собой питерское. Между платформой ожидания и рельсами установлены стеклянные стены с раздвижными дверьми. Поезда изготовлены в Австралии и между вагонами нет перегородок. От работающих кондиционеров можно простудиться! Как и в других общественных местах висят предупреждающие таблички: штраф за курение составляет 5 000 HKD, штраф за употребление пищи или питьё — 2 000 HKD.

В метро легко войти, но гораздо сложнее выйти. На поверхность мы поднимались двенадцать минут. Все выходы имеют буквенно-числовую нумерацию. На интересующей нас станции было представлено более половины букв латинского алфавита (15), у нашей буквы «J» было одиннадцать чисел. На первый взгляд кажется сложно, но это только на первый взгляд!

С удивлением заметили, что кроме лазерного шоу небоскрёбов министерство по туризму подготовило для граждан и туристов новогодний парад, стартующий в 21:00. В запасе ещё час! К набережной пролива Виктория и аллее звёзд пробирались с трудом. Тысячи и тысячи туристов оккупировали её для встречи новогоднего представления.

В 20:00 несколько десятков небоскрёбов, увешанные подобно новогодним ёлкам, рекламными гирляндами восточных промышленных монстров, засверкали лазерными лучами. Это красиво, это необычно, но какой-то особенной, детской радости не вызывает. Скорее наоборот. «Пройдёт лет сто, а то может и меньше, и азиатская экономическая экспансия уничтожит европейскую цивилизацию», — подумал я, ощутив на мгновение себя писателем-фантастом. Уже сейчас «made in China» звучит нарицательно, что не мешает твердеть юаню, российские фаст-фуды ушли в суши-бары и ист-буфеты. И всё это возрастает в геометрической прогрессии.

В 21:00, заняв место на Nathan road 26, мы стали наблюдать за новогодним парадом. Хорошо, что в последний момент я захватил из дома штатив, так как оказались лишь в четвёртом ряду зрителей, а некоторые из них пришли со своими табуретками и стульями.

Шоу грандиозное. Как сказала Надя: «нейроны в мозге искрятся!». Грохочущая музыка из динамиков, музыка от проходящих демонстрантов, крики и овации ликующей толпы. Отдалённо мне это напомнило советскую первомайскую демонстрацию, куда нас отправляли учителя. Почти такие же дети с веточками в руках и закреплёнными на них штучными разноцветными цветами из папье-маше; грузовички, задрапированные золотистым атласом, представляющие передовиков капиталистического производства; вместо рабочих с заводов и колхозников с полей шагали люди-драконы, люди-змеи. На гигантских подносах восседали Микки-Маусы, жабы, ангелы, факиры с огненными факелами и прочие сказочные и реальные персонажи, вперемешку с бутафорской едой, кастрюлями и ярко-красными шарами-фонарями. Практически нет выпивших и открыто дымящих. Двухдневная депривация сна компенсировалась необычными эмоциями неведомого нам праздника. Два часа карнавала пролетели как мгновение. Не дождавшись праздника, решили вернуться. Из вечерних теленовостей узнали, что в меню этого вечера были ещё и праздничные фейерверки.

01.02.2014 г.

Утро начали с пробежки по городским улицам. Большинство магазинов уже открылись, рынок под окнами наполнился обитателями и морской живностью (для последних работали компрессоры с воздухом). В стране нет этой праздничной чехарды, парализующей жизнь сограждан и туристов. Ведь, если организм живёт и развивается, то, как можно прекратить его функционирование? Такое себе могут позволить лишь богачи-тунеядцы. Даже некоторые некрупные банки принимали посетителей.

В парке Виктория, куда мы прибежали, было тесно от бегунов и гимнастов. Ушу, тайзицюань, цигун — насколько я смог заметить. В центре парка, размеченная через каждые двадцать пять метров, полукилометровая красная тартановая дорожка с предупреждающей надписью «only jogging», на которой временами становилось тесно из-за наплыва любителей трусцы (ширина всего три метра).

Скромный, но свежеприготовленный завтрак в отеле, поход на местный рынок за фруктами. Не оставила равнодушными охлаждённая питахайя, местные тающие во рту жёлтые манго, гибрид яблока с грушей и горы ароматной свежайшей зелени. Цены от 7 HKD за килограмм. Самые дорогие — это яблоки с «татуировкой на боку» — 25 HKD. Ну а рыбные и моллюсковые аквариумы, крабовые террариумы остались на карте памяти фотоаппарата. Напротив продуктовых рядов вещевые развалы, в которых мирно копошились домохозяйки различных сословий. И не беда, что рынок прикрывал центральный вход в сорокаэтажный пятизвёздочный отель Neuwton — места хватит всем! Эта городская особенность — граничащее или переходящее сочетание роскоши и бедности — ещё одно из здешних моих открытий-наблюдений.

Продолжить знакомство с городом решили с канатной дороги cable car Ngong Ping, ведущей на остров Лантау. С пересадками добрались до конечной станции желтой линии метро. На выходе из метро гигантский outlet и обменный пункт валюты, в котором принимали даже рубли. Взгляд манил магазин распродаж (сегодня стартовали скидки), но душа жаждала интеллектуального и духовного насыщения.

Забегая вперёд, скажу, что это было нашей ошибкой, да и не только нашей. Два с половиной часа ушло только на ожидание очереди, чтобы сесть в кабинку с прозрачным дном (комбинированный тариф туда-обратно стоил 210 HKD). Мы не стояли в очереди на Эйфелеву башню, я не посещал Мавзолей с телом вождя пролетариата и не ходил к дарам волхвов, но очередь к Будде отстоял по-честному. Хотя с другой стороны, в любом ожидании можно найти приятное времяпрепровождение. Например, наблюдать за поведением людей. Многие — с детьми, много инвалидов и стариков, но из преференций для них — это лишь стульчики. Никто не шумит, не стонет, не причитает, не щёлкает семечки, не жуёт, не пьёт пиво. Может они медитируют, направляясь к своему Богу? Работает бесплатный wifi, а это уже изменяет временные параметры.

Протяжённость «полёта» составляет шесть с половиной километров. В пути можно и нужно фотографировать. Виды захватывающие: спичечные жилые высотки на фоне мохнатых гор, под ногами водная лазурь и аэропорт на геометрически правильном островном овале. Заметил, что некоторые из жителей выбрали пешеходный трекинговый маршрут, а кто-то предпочёл автобусы. Наверное, в сложившихся обстоятельствах они поступили правильно, сэкономив на времени. Мы же почти на весь световой день стали заложниками острова Лантау и его аттракциона с гигантской статуей Будды, сувенирными и чайными домиками, и глядя на его красоты, не могли побороть то раздражение, которое возникало от нашей туристической обречённости. Обратная очередь захватила у нас два часа, которые с пользой для дела прошли в общении по skype и прочих развлечениях. Удалось провести виртуальную видеоэкскурсию по деревне Нгонг Пинг для друзей из Одессы и родных из Киева. Вчера жителей Гонконга по теленовостям знакомили с украинской революцией, сегодня мы выступили частными онлайн журналистами. Что ни говори, жители этого города-страны живут хорошо.

В чайном домике «побеседовал» о чаях с продавщицей и выяснил, что она не знает таких китайских чаев, которые продаются в России. Или моё китайское произношение оставляло желать лучшего или в нашу страну попадают неведомые простым гонконгцам сорта чая? Я уже не говорю, что дама растерялась, когда я стал расспрашивать её в соответствии с английской чайной классификацией и почувствовал некоторую гордость за нас и нашу страну, где есть всё!

Обратную дорогу провели в наблюдениях за ночным небом и городом под ногами. Из-за темноты и далёких огней создавалось ещё большее ощущение парящего полёта, от которого даже уши закладывало. Приземлившись, направились в четырёхэтажный outlet. Девиз магазина такой: чем выше, тем люксовее! Конечно, аутлет в итальянском понимании этого слова — не очень, но в российском — даже очень ничего. Уйти из него с пустыми руками совесть не позволила! Ведь должна же быть награда за сегодняшнюю очередь!

Выйдя из метро на станции Honkong central, мы нырнули под сень пальм и гирляндовых небоскрёбов. В городе очень органично сочетается зелень, бетон и стекло. Как ни странно, хватает места и для пешеходов, и для быстро снующих автомобилистов.

Ведь и средняя скорость движения здесь выше, и машин много, а аварий мы не встречали, как и полицейских. То ли виной всему многочисленные транспортные развязки, то ли образованность водителей.

Гонконг, прощание

Раньше времени в это воскресное утро разбудил шум рыночных торговцев. Сегодня мы уезжаем в Шеньчжень на два дня. Пока бежал до парка Виктория, рассматривал витрины магазинов и уличных продуктовых лотков. Даже не верилось, что сегодня воскресенье. Всё работало и жило! Да и в парке количество спортивно направленных посетителей увеличилось. Кто-то трусил трусцой, кто-то занимался гимнастикой, кто-то танцевал в паре или с воображаемым партером под неспешную, монотонную китайскую музыку. Были те, кто слушал птичьи переливы, о чём напоминали таблички в специальных местах. Отдельной когортой выделялись поющие граждане.

Позавтракав, быстро собрав рюкзаки с вещами, мы решили покинуть отель. Но перед уходом мужчина с ресепшена попросил подождать в фойе… пока не проверят наш номер. Правила есть правила, но осадок это оставило.

 С двумя пересадками добрались до конечной станции метро Lou Hu. Здесь расположен пешеходный пограничный переход. Чем ближе мы подъезжали, тем более китайским становился наш состав. Усиливался шум бесед пассажиров. Многие возвращались домой и были нагружены поклажей и чемоданами, и при приближении границы меняли сим-карты мобильных телефонов. Постепенно я стал замечать отличия между двумя аллелями одной нации. Даже внешне гонконгцы мне показались более симпатичными. Это пока ещё неуловимо, но к вечеру должно проясниться.

Вот и Луо Ху. Казалось бы, обычная станция метро. Пассажиропоток довольно активный. Повсюду таблички-указатели, таблички-разделители: «для гонконгцев», «для жителей Большой земли», «для иностранных граждан». Больше чем обычно табличек о запрете еды, питья, курения. На правом берегу Жемчужной реки красовались небоскрёбы — символы экономического роста и успеха этого города — свободной экономической зоны Китая.

Поездка нам обошлась в 45 HKD, о чём просигнализировал турникет на выходе — octopus позволяет уходить в небольшой минус. На дорогу ушло чуть более часа. Уже и турникеты классифицированы по гражданству. Мои предположения в отношении гражданства оказались верными. Китайцев было большинство. Шум, гам и какая-то бестолковость присутствовала в их поведении. Некоторые из них стремились нарушить разделители и постоянно норовили попасть не в свой коридор, но «заботливые офицеры пограничной службы» то и дело выпроваживали их.

Перед началом прохождения китайско-гонконгской границы мы зашли в магазин duty free, но сразу разочаровались. Сигареты, коньяк, виски, немного сладостей и парфюмерии.

Шеньчжэнь

Шэньчжэнь

Гонконгская сторона осталась позади. Что-то неуловимое произошло в окружении и обстановке. Как будто где-то это уже видел, слышал, ощущал… Запах! Это непривычный аромат затхлости и сырости, забегая вперёд, будет присутствовать в большинстве китайских заведений и необходимо время для адаптации. Интерьер! Вроде бы и ничего, но уже без так называемого заграничного лоска и дизайнерских изысков. Грязь! Мы успели отвыкнуть от неё за два дня в Гонконге, а тут она опять нашла нас. Фантики, семечки, пустые бутылки и банки. И население! Куда же они все спешат и от чего шумят, суетятся, толкаются, наступают на ноги, ругаются, плюются? Неужели граница закроется? Ведь на часах только полдень.

По указателям попали на второй этаж. Здесь, заполнив иммиграционную карточку, уплатили консульский сбор по 393 юаня и получили пятидневную визу. К оплате принимались только юани или карточки Visa, Mastercard, Unionpay. Из вывешенного прейскуранта заметил, что минимальный консульский сбор составлял для граждан Черногории — 150 юаней, максимальный — для граждан США — 960 юаней. Нас немного попытали вопросами в отношении того, не собираемся ли мы покидать границы города. Мы не собирались, так как двух дней для посещения самого молодого города с населением в десять миллионов человек нам казалось маловатым. Из Википедии следовало, что он получил статус города лишь в 1979 году и входит в пятёрку самых быстро развивающихся городов планеты, средний возраст горожан составляет тридцать лет.

Но это ещё не всё. Повторно заполнили новые иммиграционные карточки (заметил пустующие пункты электронного прохождения границы) и далее короткая аудиенция со статным пограничником (здесь вывешены фотографии передовиков, деятельность которых оценивалась звездочками трёх цветов, но английских пояснений не предусмотрено). Штамп в паспорте — и мы зале досмотра вещей. Здесь запрещающие таблички с изображением живности, колбас, фруктов, овощей и чего-то ещё. Китайские таможенники «жгут» рентгеном и перерывают тюки и чемоданы своих соотечественников. Нам доверяют и безразлично пропускают на землю Поднебесной. Перед выходом в довольно большом обменном пункте поменяли гонконгские доллары на юани (автоматически сняли ксерокопию моего паспорта). Судя по минимальной марже, курс довольно выгодный. Юань на тридцать процентов крепче своего западного соседа.

— Вы куда? — грозного вида полицейский с красной нарукавной повязкой подошёл к нам.

— В гостиницу Best Western, — не мешкая ответил я ему, — не подскажете, как пройти?

Для убедительности развернул перед ним распечатанный лист бронирования отеля и ткнул пальцем в название отеля и улицы. Последующий китайский напев меня немного обескуражил. «Хоть бы в сторону отошёл и не мешал, раз уж помочь не может», — подумал про себя. Но нет, вмешивается с вопросом, который, видимо, задаёт всем европейцам. К нему на подмогу подбежал ещё один, чином повыше, с двумя звёздами на погонах. Допрос продолжился, но ответы были в предыдущем китайском стиле. На мой вопрос: «Покажете, как пройти к отелю?», он неопределенно махнул куда-то рукой и пробубнил что-то на китайском языке. Из карты букинга я знал, что гостиница находилась в полукилометре справа от пограничного пункта и конечной станции шеньчженьского метро. Оторвавшись от полицейских и навязчивых таксистов, мы попали на залитую солнцем площадь, которую окружали довольно современные постройки. Торговые центры, железнодорожный вокзал, автовокзал и небоскрёбы. Вспомнилась песня Вилли Токарёва про небоскрёбы: «Небоскрёбы, небоскрёбы, а я маленький такой…».

Плотность населения на улицах и площадях заметно возросла. Количество туристов убавилось в геометрической прогрессии. На земле сидели нищие, просящие милостыню. Некоторые из них, лёжа на траве, пили пиво. Какой-то диссонанс роскоши и нищенства! Он пока не укладывался в моей голове. Как свидетельствовали «сухие цифры китайской статистики» сайта chinaonlineguide, в городе двадцать миллионов мобильных телефонов. И зачем им так много и где они? Если у соседей почти все ходят и ездят в метро с планшетами и смартфонами, то здесь этого ещё не заметил.

Редкие надписи на английском, никаких туристических подсказок или сервисных пунктов. На том месте, где теоретически должен размещаться отель, просматривался пустырь. «Видимо карты врут» — подумал про себя и вскоре нашёл этому подтверждение. Его вывеска выступала из-за здания вокзала совершенно с другой стороны.

 Снаружи он выглядел пафосно, а в лобби вдвойне. Красные фонари, золотые лошади, ветки сакуры с искусственными цветами. Неужели мы будем два дня жить в этом пятизвёздочном красавце? Даже не верилось. Пять человек, из которых одна девушка славянской внешности, на стойке регистрации беспрерывно оформляли заселяющихся туристов. Сбоку от стойки находился обменный пункт валюты, но маржа довольно высокая.

Ответ худощавого молодого человека, одетого в чёрный костюм из недорогой ткани и с бабочкой на белой сорочке, на стойке регистрации нас немного обескуражил.

— Вас нет в списке гостей нашего отеля!

— Как это нет? Вы посмотрите повнимательнее! Вот номер бронирования и подтверждение!

— Я дважды проверил нашу базу… вас нет в списках гостей!

Парень заметно нервничал, что проявлялось в подёргиваниях плечами и чесанием лба. Он то и дело переходил с английского на китайский язык. Я оставался спокойным и лишь комментировал Наде его действия на русском. Мало ли, может, этих «Best Western» в этом городе десятки и он направит нас по нужному следу? Но отступать не хотелось. В конце концов, он попросил написать мою фамилию и имя (странно, а для чего тогда паспорт брал?). Ещё несколько томительных минут ожидания, «звонок другу» и мы, наконец, оплатили заселение. Хотя, как мне помнится, отель зарезервировал необходимую сумму ещё при бронировании. Откуда-то появилась цифра в 2 000 юаней (9 000 руб.). Грабёж среди белого дня! Ведь сутки в номере стоили 1 200 рублей, как следовало и следует на сайте www.booking.com. Это, как выяснилось, залог-депозит. Вдруг я на память что-нибудь прихвачу с собой. Ох уж и странные эти китайцы! Расписавшись в чеке, с болью расстался с деньгами (кстати, карточки Maestro к оплате нигде не принимались). Взамен получил пластиковый ключ-карту. И всё! Никакой дополнительной информации, городских карт и прочих приятных европейских сервисов.

Номер располагался на восемнадцатом этаже тридцатиэтажного наполовину пустого отеля. Устаревший интерьер, некоторая обшарпанность мебели, к запаху затхлости присоединился курительный. Окна в номере были замурованы болтами. Часть электрических розеток не работала. Дамы-уборщицы не знали и слова на английском языке. Вот это пять звёзд по-китайски!

Перекусив чаем и контрабандой завезёнными гонконгскими фруктами, мы направились на пешеходную прогулку. Этому благоприятствовала и тёплая солнечная погода, и городские виды. Широкие улицы и тротуары, украшенные новогодними красными фонарями, оживлённое движение современного автотранспорта, новогодние инсталляции и современная хай-тек архитектура. От достопримечательностей решено пока воздержаться, так как хотелось окунуться в городскую жизнь подобно горожанину, а не туристу.

Выпили кофе в кафе, в котором из трёх человек лишь один знал одно английское слово «капучино». На пальцах пояснил, что «капучино» не требуется. Но надо отдать должное их тортам и пирожными. Они заслуживают похвалы. В продуктовом магазине пополнили свои запасы. Цены несколько меньше гонконгских, но не в разы. Много колбас, сушёностей, фруктов (в том числе тропических диковинных), овощей, охранников на входе и выходе, а также в торговых залах. Почти всё сделано в Китае (90%). Практически нет сыров, дорогая молочная продукция (1 литр молока — 21 юань) и дорогое европейское вино. Качеством сервиса (а мы были в Tesco) остались удовлетворёнными.

Город и нравился, и не нравился одновременно. Он вызывал смешанные чувства. Этакое соединение хай-тека в пятьдесят и выше этажей и семи- десяти этажных хрущёвок в худшем их исполнении. Причём одновременно. Этакие покосившиеся монстры с зарешёченными окнами, причём на всех этажах, сквозь которые проглядывалось сушащееся на балконах белье, вперемежку с вылезающими из него вечнозелёными кустами и лианами. Некоторые из домов стояли так близко друг к другу, что между ними нельзя было и пройти, а солнечный свет в их окна не заглядывал никогда. Решётчатая защита дополнялась видеокамерами, охранником с красной нарукавной повязкой и резиновой дубинкой. Жилые кварталы были обнесены трёхметровым забором, наверху которого в цемент было вмуровано битое стекло.

Вот так — стоит миновать глянцевые обложки бульваров и нечаянно вступить в жилую зону, так умиление сменяется брезгливостью. Грязь, убивающий запах помоев, гнилья, тухлой рыбы и прочих нечистот. На земле вперемешку с продающейся едой и летающими мухами лежат товары лёгкой промышленности. Здесь же можно было купить громадных жаб или заказать смерть змеи, которую при покупателях убивали и готовили на открытом огне.

А лица этих кварталов-гетто (многие открыто курили или выпивали)! Из особенностей поведения некоторых. Во-первых, я заметил, что нас беззастенчиво рассматривают и посмеиваются, оборачиваясь вслед. Во-вторых, — «цепляние глазами». Нигде так посторонние люди не удерживают взгляд, как в Шеньчжене. Воровато я пытался фотографировать, а Надя оценивала опасность. Уходили мы из района, как настоящие разведчики, петляя и заметая следы, чтобы исключить перекрёстную слежку.

Ненароком оказались в центральном районе пешеходных кварталов, где почувствовали облегчение… ненадолго. В этот воскресный день здесь было откровенно тесно. Молодежь высыпала на улицу. Многие жевали и грызли семечки. Среди них мы выглядели белыми воронами, так как туристов больше не было. Грохотала музыка. Пахло готовящейся едой. В основном это были шашлыки из неведомого нам мяса, которые продавали «три по цене двух», «пять по цене трёх». Эту особенность китайской торговли мы встречали не только на уличных лотках, но и в приличных супермаркетах. На тележках-повозках продавали орехи. На других лежали палки сахарного тростника, из которых тут же давился сахарный сироп. В ногах других продавцов, разместившихся на земле, лежали кокосовые орехи «для питья», которые они предлагали к дегустации по пятнадцать юаней (местным дешевле), но заметив наше безразличие, резко снижали цену.

Бросалась в глаза манера одеваться, особенно у женщин. В этом сезоне были модными короткие шорты в комплекте с ботфортами или уггами, мини-юбки, а также чересчур кислотные расцветки. Как метко заметила Надя: «китайские девушки похожи на маленьких детей, которые украдкой, неумело накрасили губы, подрумянили щёки и надели мамины наряды…».

Посещение торговых центров оставило нас равнодушными. Мало настоящих брендов, много псевдоевропейских марок, цены на качественный товар выше московских. Лишь в супермаркете разрядились и повысили своё настроение фруктами, суши, китайскими пельменями, сладостями и, конечно же, китайским чаем. На готовые товары т.н. кулинарии по случаю наступившего вечера была тридцатипроцентная скидка.

03.02.2014 г.

Утренняя пробежка по центральным малолюдным кварталам Шеньчженя, в окружении небоскрёбов, усилила мои подозрения в отношении их бутафорности. Не было здесь «белых воротничков», т.н. офисных рабочих и банковских служащих, спешащих на работу, не было дорогих иномарок и брендовых магазинов. Это просто достойное вложение юаня, которое дешевеет быстрее кирпича и стекла. По моим наблюдениям — таких малопригодных с точки человекообитания строений в Shenzhen больше чем в Москве, Питере и Киеве вместе взятых. Ещё вчера возникла некоторая тень сомнения, когда любовались их мигающей подсветкой на фоне безжизненных окон, которое к утру окончательно развеялось.

Однако бегать это не мешает, скорее наоборот, развлекает. Пустынные улицы и бульвары (занимающихся спортом в этом городе я не встречал), зелень, широкие мраморные тротуары, чистый воздух, малый автомобильный трафик. Есть, конечно, определённые нюансы. Например, тротуар может внезапно закончиться или упереться в стройку. Приходится выбегать на свой страх и риск на дорогу. Или автомобилисты. Из-за их небольшого количества они не замечают зебру и всех, кто на ней. Вывел для себя золотое правило — уступи дорогу китайскому автомобилю! «Человек в Китае звучит не гордо!» — перефразирую слова нашего великого поэта. В городе распространён мототранспорт. Мотороллеры могут выезжать на встречную полосу движения или ездить по тротуарам.

По пути заметил и городской приток великой Жемчужной реки великой китайской промышленности. Точнее, не заметил, а почувствовал по запаху. От горожан и туристов её оградили рекламными баннерами и живой бамбуковой изгородью, — чтобы не пугать. Когда строили небоскрёбы, забыли достать из её заводей строительный и бытовой мусор.

Позавтракав в отеле, составили план прогулки. Поездка на метро, покупка билетов на Show Water (дешевле чем на аналогичное в Макао в четыре раза, а тонн воды падает не меньше), посещение советского авианосца Минск, перекупленного у индийских бизнесменов, посещение водного шоу, высотки КК100 и городских парков.

Выписав иероглифами название китайской станции метро, номера десяти автобусных маршрутов, следующие к Минску, мы преспокойные вышли из отеля. Не по-зимнему пригревало февральское солнце (в тени +28ºС), настроение хорошее. Без труда разобрались с автоматами по продаже пластиковых жетонов метро Шеньчженя. Шесть веток, всё поделено по зонам и расписано по юаням. Минимальная цена поездки два юаня, максимальная восемь. Билеты в метро для детей, как и завтраки в отеле, соотносятся с ростом вашего ребёнка. До метра — бесплатно, а далее по схеме. У автоматов установлены ростомеры. В каждом жетоне содержится информация о поездке. На выходе его необходимо опустить в турникет (если заранее не рассчитал, то возможно доплатить на выходе). Внутри метро похоже на гонконгское. Все вывески и объявления двуязычные. Много запрещающих табличек (свыше пятнадцати запретов, в том числе торговать, есть, пить, курить и просить милостыню). Временами тесновато, несмотря на то, что поезда прибывают через каждые 5-6 минут. Понравились и станции пересадки, где разные линии проходят по разные стороны одной платформы. Обращало внимание редкое использование пассажирами электронных гаджетов в отличии от соседей гонконгцев, где не встретишь человека без смартфона или планшета. А ведь здесь выпускается именитый «яблочный бренд»! Также создавалось ощущение, что многие пользовались метро впервые, судя по толчее у автоматов и растерянности на эскалаторах.

Выйдя в районе аттракциона «One world», с виднеющимися из за деревьев стометровой «Эйфелевой башней» и уменьшенным аналогом «Статуи Свободы», мы углубились в изучение городских кварталов. Двухчасовая прогулка с посещением кафе, опросом местных жителей завершилась безрезультатно и это притом, что у меня была сфотографирована на планшет карта местности. Никаких указателей на местную достопримечательность. Никто из горожан не мог внятно объяснить на английском языке, где это находится. Во всех кафе бесплатный wifi был привязан к номерам телефонов китайских сотовых операторов. Зато мы ещё раз очутились в жилом квартале китайских рабочих. На узких улицах шла бойкая торговля дарами полей, фермерскими курами, лягушками вперемешку с очевидным фальсифицированным французским коньяком, бегали босоногие детишки, доносились запахи неведомой нам пищи. Антисанитария, грязь, мухи. Зарешёченные окна, недобрые и осуждающие взгляды (нам так казалось), насмешки и внутреннее напряжение. Это не помешало нам купить вкусных и недорогих фруктов и овощей.

Трудно привыкнуть к этому диссонансу богатства и нищеты, ухоженных парков и центральных магистралей и запущенных кварталов. Где-то ощущаешь себя в будущем, а стоит оступиться — и попадаешь в далёкое прошлое каких-то феодальных отношений.

В метро узнали, что на нашем пути есть станция Музей науки, куда и отправились. Тридцатиминутное хождение нас несколько разочаровало, так как аттракционы устарели и были интересны лишь школьникам начальных классов. Радовало, что бесплатно. (Фото 13) Случайно обнаружили ещё один бесплатный музей истории Шеньчженя, в котором на семи этажах была интересная экспозиция по культуре, археологии, биологии, религии здешнего края. Также случайным образом набрели на городской парк, в котором, несмотря на внушительные размеры, яблоку было негде упасть из-за наплыва посетителей. (Фото 16) Многие пили чай из термосов. В этом городе этой традиции подвержены все — от мала до велика. Его пьют продавцы за прилавком, полицейские на посту, портье на ресепшене, туристы на прогулке или сидя в метро.

Поход к смотровой площадке стоэтажного небоскрёба КК100 потерпел своеобразное фиаско. (Фото 14) 250 юаней на человека нам показалось необъяснимой ценой для этого аттракциона (в Гонконге дешевле).

Дойдя до автовокзала Luo Hu, мы попытались найти интересующие нас автобусы, следующие к Минску. Тщетно. Опрос работников и приличного вида жителей также не принёс плодов. Пройдя три километра по направлению к кораблю, в надежде встретить автобусный маршрут также ни к чему не привёл. Автобусные остановки в городе довольно информативны и включают большую городскую карту данного района в радиусе полутора километров с нанесёнными на неё достопримечательностями, расписание движения автобусов. На многих остановках дежурят полицейские. Вообще в Шеньчжене, как мне показалось, избыточное количество полиции, дружинников с кумачовыми повязками и прочих охранников. Устав от ходьбы, в районе речного порта попытались остановить такси. Увы, перебрав свыше десяти таксистов, мы оказались ни с чем. Никто не знал английского языка, никто не знал слова «Минск».

В размышлениях и неспешной прогулке под переливающимися огнями небоскрёбов возвращались в отель. «Создан ли этот город для комфортного одиночного туризма?» — задавал я себе уже неоднократно этот вопрос. Сложно сказать. Китайская ассоциация туризма убеждала меня в том, что ежегодно город посещает почти 200 миллионов туристов, их которых почти десять миллионов иностранцы. Я не заметил туристического бума, гуляя по его улицам и площадям.

Шеньчжень-Гонконг

Первое хмурое и ветреное китайское утро. Пробежка вдоль границы с исследованием возможного нелегального перехода показала, что это сделать нереально. Причём соседний берег Жемчужной реки укреплен значительнее и добротнее.

Прощание с отелем — и к пограничному переходу Luo hu Port. Включил секундомер, чтобы сравнить с переходом двухдневной давности. Народ конечно ещё тот. Тележки, чемоданы, баулы, крик, шум, гам, плевки и толчея. Не раз и не два наступали или наезжали на ноги. Бестолковая ориентация, несмотря на английское дублирование указателей. Всё это выглядело как-то бесчеловечно. Давка, духота, загоны, крики пограничников и торговцев. Временами работал бесплатный wifi, что отвлекало от окружающей реальности. От посещения китайского duty free отказались, так как хотелось поскорее очутиться в безопасном месте. Некоторый запас чая я уже создал, а большего нам пока и не надо.

Спустя полтора часа мы оказались на платформе гонконгского метро. Соседствовать с гражданами большой страны больше не хотелось, и мы отправились в вагон первого класса. Мягкие сидения, отсутствие шума, уважительное отношение к человеку, проявляющееся соблюдением этических норм поведения и другим чем-то неуловимым.

Гонконг

Гонконг. Китайский Новый год

Без труда добрались к нашему двухзвёздочному отелю «Cosco hotel», находящемуся на Kennedy Town. Познакомились ещё с одним видом общественного транспорта — двухэтажным городским трамваем. Запущенный в 1904 году, он, кажется, внешне мало изменился с тех пор. В конце прошлого века в связи с развитием транспортной инфраструктуры его хотели упразднить, но жители Гонконга большинством голосов сохранили эту памятную реликвию. Проезд один из самых дешёвых 2,3 HKD (9 руб.), к оплате принимают octopus card или наличные на выходе (водитель сдачу не выдаёт). Есть штрафы: курение 5 000 HKD, приём пищи и напитков 2 000 HKD, за мусор в салоне 1 500 HKD. Внутри довольно комфортно, а когда сидишь на втором этаже, создаётся ощущение, что находишься в туристическом автобусе. Городской общественный двухэтажный автобус практически дублирует трамвайные маршруты, но движется быстрее, проезд чуть дороже — 3,7 HKD (оплата на входе).

В отеле нас радушно встретили и разместили, в качестве подарка — корзина с яблоками и мандаринами. Получив ключи и городскую карту, направились на прогулку. В планах обзорная автобусная экскурсия и пешеходная прогулка по району Central. В районе морского порта купили разовый билет (230 HKD) на полуторачасовую поездку (в аудио-меню десять языков) от компании Big Bus (www.bigbustours.com). Это маленькое путешествие, несмотря на немалую цену, существенно дополнило представление о городе-государстве. Оно содержало экспликацию исторических, культурных, социальных сведений о его жизни, быте и развлечениях, а также помогло составить в голове схему города. Да и с высоты второго этажа интересно наблюдать за бурлящей городской жизнью, темп которой не уступал, а временами опережал московскую. Здесь нет транспортного коллапса, здесь значительно быстрее, чем в Москве, автомобильное движение, несмотря на дефицит земель (многие районы построены на осушённых территориях) я так и не встретил ни одной аварии, здесь людские и транспортные потоки разделены между собой благодаря эстакадам-переходам, многоярусности и иным ухищрениям. Временами создавалось ощущение, что находишься в городе будущего, особенно когда аудио-гид комментировала технологические решения того или иного дома, того или иного правительственного акта и постановления. Я, конечно, понимаю, что это разновидность туристической рекламы, но она мне нравилась. На остановках у достопримечательностей предлагалось выйти, но мы спешили. Уже вечерело, а планы ещё не все реализованы.

В порту воспользовались морским трамвайчиком, который является также разновидностью общественного транспорта. Проезд 2 HKD, в пути минут пятнадцать. Он беспрестанно курсирует по проливу Виктория между островом Гонконг и полуостровом Kowloon. С водной глади открываются интересные виды на небоскрёбную застройку. На полуострове нас поджидали индусские торговцы, предлагающие реплики известных швейцарских часов. Многие ведь стремятся богато выглядеть, поэтому их бизнес, судя по всему, процветал в здешних краях. Хотя и дефицита покупателей в люксовых магазинах я не наблюдал. Никогда не видел очередей в магазины Hermes или Louis Vuitton, которые заканчивались на тротуарах. Цены несколько меньше московских, но в Европе в сезон распродаж чувствуешь себя увереннее.

Набравшись впечатлений, отправились в обратный путь на водном трамвайчике. Приближалось время начала ежедневного лазерного шоу «Симфония огней», и нам хотелось понаблюдать за ним с высоты пика Виктория. Чтобы подняться на пик, можно напрячь мышцы ног и кардио-респираторную систему, а можно набраться сил и терпения и, отстояв очередь, воспользоваться услугами ещё одного городского аттракциона — трамвая-фуникулёра Peak tram (туда-обратно 40 HKD), преодолевающим расстояние в полтора километра под довольно крутым уклоном за десять минут. Из-за дефицита времени и наступившего вечера мы выбрали второй вариант.

В прошлом году Надя привезла дневные снимки Гонконга с высоты птичьего полёта, которые я попытался дополнить ночными. Но мы не учли особенности субтропического климата. Ураганные порывы ветра, сопровождающиеся дождливой моросью, лишили нас удовольствия от прогулки по пику и окрестностям. Да и внушительная очередь на спуск также не внушала оптимизма. В надежде, что она рассосётся, мы растягивали время то в соседнем ресторане, то в сувенирных магазинах. Приобрели открытки, в автомате почтовые марки, отправили послания родным и близким, впервые поужинали в здешнем общепите. Несмотря на то, что из меню выбирали блюда, лишённые значка «peper», наши желудки оказались не адаптированы к такому количеству специй и приправ. Индустрия туризма в городе также на высоте. Семиэтажный комплекс включал в себя и музей восковых фигур, и всевозможные кафе-магазины, и прочие решения честного отъёма денег у населения.

Мужественно отстояв часовую очередь под ураганным ветром, мы спустились в тёплый и спокойный район Central. Полночь. Гонконг засыпал.

Макао

Макао

Четыре с половиной часа на сон — и в дорогу. В семь утра на городских улицах довольно оживлённо. Когда же мы очутились в терминале отправления морских судов, следующих в Макао — Macau ferries, то пришли к выводу, что встали поздно. Оживлённые очереди пассажиров свидетельствовали о том, что гонконгцы рано встают. Но я заметил, что в результате правильной организации человеко-потоков эти заторы довольно быстро рассасываются. И сегодняшняя очередь не стала исключением. Перед пограничным контролем предупреждающие таблички: «провоз курятины и куриных яиц запрещён», поэтому некоторые в ожидании судна уничтожали домашние припасы.

Покупка билетов (билет в первый класс — 130 HKD), молчаливое прохождение границы — и через двадцать минут мы на борту относительно небольшого судна, отправляющегося в Макао. Спустя час в дымке показался белоснежный семикилометровый мост, соединяющий полуостров с островом Taipa.

В портовом терминале Макао потратили ещё меньше времени на приграничные вопросы. Как и в Гонконге, визой служил вкладыш в паспорт. В турист информ взяли карту города-страны. В терминале поменяли оставшиеся гонконгские доллары на макаокские патакасы (курс приблизительно один к одному). Отказались от услуг туристического автобуса (150 MOP), так как были ограничены временем, да и вчера немного разочаровались (ожидали большего от потраченных средств). Не смогли воспользоваться услугами камеры хранения багажа. Для получения местных монет из автомата требовались гонконгские доллары.

С первых шагов в порту замечаешь разницу с соседним городом-государством. Все надписи дублируются на трёх языках (появился португальский). Интерьеры стали чуточку проще. Уменьшился штраф за курение до 600 MOP, который некоторые нарушают. Появились следы замусоренности. Может, это объясняется разницей в ВВП на душу населения, по показателю которого Гонконг находится в четвёртом десятке, а сосед — в восьмом.

Возле порта оживлённое автобусное движение. Но в большинстве своём автобусы — это трансферы, принадлежащие крупным отелям и казино. У некоторых из них пассажиров встречают с бутылочками воды и прочими угощениями, в других имелся бесплатный wifi. В Макао три десятка казино и 70% ВВП составляет игорный бизнес или то, что с ним связано. Когда я планировал путешествие, то не нашёл отелей дешевле 100 ? на двоих в сутки.

 Мы решили «попытать счастья» и заняли места в небольшом автобусе, следующем в Casino Lisboa, построенном в виде гигантского золотого цветка. Страна довольно крохотная по азиатским меркам, поэтому мы не успели вдоволь насладиться видами из окна, так как вскоре оказались в подземном этаже казино. Играть или не играть? В кармане 300 MOPов. Рюкзаки предлагают сдать в камеру хранения. На входе в игровую зону проверяют паспорта (лицам до 21 запрещено подвергать себя азарту). Как я заметил ещё по посещению Шеньчженя, китайцы являются довольно азартной нацией. В том китайском городе было довольно много как стихийных лохотронов, так и организованных лотерей. Здесь же это приобрело относительно благопристойный вид. Я сравнивал с Монако и казино Монте-Карло и находил много различий.

— Несолидно как то здесь проигрывать деньги, так ведь Надя?

— Да, ты прав, Слава. Пойдём лучше по залам прогуляемся, тем более, что с рюкзаками пускают везде.

Мы прокатились в зеркальном лифте, поднявшись на верхний этаж. Здесь располагались гостиничные номера. Полюбовались бесплатной музейной экспозицией из золота и слоновой кости, размещённой в фойе. Довольные увиденным, поспешили к выходу. Здесь проигравшихся ожидали трёхколёсные велотаксисты. (Фото 25) Нам тоже они предложили свои услуги. Мы поблагодарили их за любезность и окунулись в кварталы исторического центра, который скорее напоминал собой Шеньчжень чем Гонконг. Только в первом нищета и стихийные уличные рынки были спрятаны от центральных улиц, а здесь всё было на виду. Те же зарешёченные окна жилых домов, антисанитария, нездоровое поглощение неприглядной пищи, дешёвый ширпотреб, соседствующий с нарицательным «Ролексом» и французскими коньяками. Смешение архитектурных стилей, эпох, теснота, толчея и шум. Правда, во взглядах местных жителей читались любопытство, добродушие и заинтересованность. Многие разрешали себя фотографировать, улыбаясь в объектив фотоаппарата. (Фото 23, 24, 26)

Двухчасовая прогулка по ярким пешеходным улочкам, разукрашенным жёлто-красными новогодними инсталляциями, с посещением португальской церкви и буддистского храма, семиэтажного городского продуктового рынка и вещевых развалов, уличных кафе и современного бара с отличным кофе и аппетитными пирожными, центрального почтамта и парка оставила приятные впечатления о бывшей португальской колонии.

Без труда разобрались в автобусных маршрутах, следующих в аэропорт на остров Tapia. Проезд организован по гонконгскому принципу и относительно дёшев (2 4 МОР). Была некоторая настороженность в отношении Philippine Airlines, так как ночью не смог пройти онлайн регистрацию и ожидал от лоукостера штрафных санкций. Но всё прошло благополучно, за исключением задержки рейса на сорок минут из-за опоздания самолёта. Благо что в аэропорту не было очередей, имелось много магазинов и работал бесплатный wifi, скрасивший томительное ожидание. Заметил отношение китайцев к питьевой воде. Что во вчерашнем ресторане на пике Виктория, что в сегодняшнем кафе воду предлагают совершенно бесплатно, как горячую, так и холодную. В здешнем аэропорту обнаружил бесплатный автомат по её разливу в трёх температурных режимах с бумажными одноразовыми стаканчиками.

Манила

Манила

Перелёт филиппинскими авиалиниями прошёл комфортно. Несмотря на бюджетность, компания в полёте предложила горячий обед. В пути заполнили иммиграционную карточку и таможенную декларацию.

— Добро пожаловать в Манилу! Температура воздуха тридцать один градус. Спасибо, что воспользовались нашими услугами. Ждём вас снова на борту наших авиалиний! — завершил своё выступление капитан корабля.

 — Спасибо и вам. Через сутки воспользуемся вашим предложением, — негромко ответил я невидимому «собеседнику».

Всех пассажиров в транзитной зоне две дамы в дымчатой униформе и в респираторах на лицах сканировали дистантными термодатчиками, что, по-видимому, остаётся актуальным для этих мест. В Юго-Восточной Азии не только работники аэропортов носят защитные маски, но и обычные граждане довольно часто надевают их, несмотря на жару и очевидные неудобства.

Без суеты и очередей прошли границу и оказались в зале прилёта. Несмотря на современные интерьеры, бросалось в глаза отсутствие в залах электронных табло. Доступный бесплатный интернет, информационная справочная служба, большой зал массажа, заполненный на две трети. Узнали, что городские автобусы отправляются от первой платформы. Странно, что у них нет автобусов-шаттлов, расписания движения общественного транспорта и практически отсутствуют указатели.

Миновав многочисленных и навязчивых таксистов, мы пытались уехать из аэропорта минут сорок-пятьдесят. Жара, духота, темнота, грязь, пыль, вокруг прохаживаются непонятные и подозрительно выглядящие субъекты в лохмотьях, постоянные сирены и сигналы хаотично движущегося, невиданного доселе транспорта. Трёхколесные вело- и мотоповозки, выполняющие роль такси, удлинённые американские джипы — джипни из 40 х годов прошлого века, лишённые окон и дверей. (Фото 30) Последние были заполнены до отказа, и пассажиры ехали стоя на задних подножках. Автобусы также производили впечатление. Никакой нумерации, многие без окон и с открытыми дверьми. На лобовом стекле были написаны названия пунктов, которые прочесть было сложно. Местные жители, казалось бы, знающие английский язык, тоже ничего вразумительного нам не могли сказать. Может от отчаяния, может от отваги, к концу часа ожидания и блужданий мы запрыгнули в один из автобусов. С собой было 1 000 филиппинских песо, обмененных в макаокском аэропорту (по курсу песо на 15% дешевле рубля), и на проезд нам должно хватить.

— Манила централ?

— Манила централ! — ответил мне билетёр-кондуктор — худосочный чумазый парень в рваных застиранных джинсах, выгоревшей на солнце футболке и сланцах с носками.

Лишь когда мы уселись и стали оплачивать проезд (12 песо было написано на билете из газетной бумаги), выяснилось, что в центр автобус не поедет и нам следует где-то выйти. Но где и когда, мы не расслышали. С этой особенностью филиппинского английского языка по произношению географических названий мы столкнёмся ещё не раз.

 В переполненном пассажирами автобусе мы были одни европейской наружности, и нас с любопытством разглядывали. Ещё бы! Пара бледнолицых туристов с большими рюкзаками и зимними куртками, обливающихся потом и с расширенными от страха глазами. Виды из окон открывались нелицеприглядные. Халупы, построенные из строительного мусора, стихийные рынки, точки общепита, редкие магазины и реклама заполняли линию горизонта. Количество населения и транспорта поражало и это напоминало гигантский муравейник.

Автобус был возрастной категории. Он не предусматривал кондиционеров, форточек и объявлений об остановках. Да и последние, как таковые, отсутствовали. Кучка стоящих, сидящих на сумках людей — вот и вся остановка. Но филиппинцы, как нам показалось, в большинстве своём люди добрые и отзывчивые. И кондуктор сообщил нам, что пора выходить. А не хотелось из-за пугающей неизвестности.

От этого человеко-транспортного, казалось бы, стихийного круговорота, кружится голова и требуется время на адаптацию. Люди бросаются, чуть ли не под колёса автобусов, чтобы их остановить. В некоторых так тесно, что они цепляются за поручни и едут на ступеньках, а порой и на крышах. А разукрашенные джипни как будто являются декором из фильмов о войне, только вот операторов не видно. Я решил последовать примеру местных, но мои «броски под колёса» были пресечены свистком полицейского. Я и не заметил двух парней с автоматами, контролирующих ситуацию.

Поискал в толпе ожидающих пассажиров человека поинтеллигентнее. Решил обратиться к парню студенческого вида с очками на лице и аккуратной причёской.

— Как нам добраться к Манила Сити Холл?

— Вам следует сесть на автобус, на котором будет написано «Luton».

— Спасибо большое!

— Но я бы посоветовал вам взять такси!

— Сколько стоит такси до Лутона?

— Три-четыре тысячи песо.

— Дороговато для нас. Тем более, что расстояние составляет не больше двенадцати километров.

Но чем внимательнее я всматривался в надписи, тем меньше у меня оставалось надежды увидеть в этой чехарде наклеек искомую. Завидев нашу беспомощность, парень помог остановить маршрутку-такси, напоминающую собой обычный переделанный пикап. Даже не знаю, как мы уместились на заднем сиденье, где кроме нас было ещё два нестройных пассажира. Уплатили по тридцать песо с человека. От соседа справа спокойно выслушал «совет» по поводу необходимости брать такси в таких случаях. Тем не менее мы тронулись в путь, наблюдая за почти ночным городом. Водитель оказался разговорчивым и порядочным. В пути он рассмотрел бронь отеля и предложил нам свою помощь по доставке на место, так как его конечная остановка была за километр от отеля. «Здесь встречаются иногда не очень хорошие люди!» — комментировал он, когда мы подъехали к гостинице Ramada Manila Central. От материальной благодарности наш спаситель отказался.

Современное здание отеля диссонировало на фоне окружающих построек столетней давности. Да и внутри всё свидетельствовало о роскоши. Приветливый персонал — это не просто пустой звук или комплимент. Так душевно нас ещё не встречали. Из минусов — это опять взяли залоговый депозит. Освободившись от рюкзаков, ушли на поиски еды в город.

Не верилось, что мы в центре города. Громадные тараканы, бегающие по асфальту, грязные босоногие мальчики, навязчиво просящие денег и хватающие за руки, нищие и калеки, сидящие на ступенях или спящие на картонных подстилках, в гамаках, подвешенных к деревьям. Некоторые, сидя на асфальте, кушали, другие готовили еду на кострах или автономных газовых горелках. От речушки, покрытой пластиковыми бутылками, исходил смрад. И дома, связанные между собой паутиной разнокалиберных проводов. Полуразрушенные, не видевшие ремонта, усыпанные снаружи сохнущим бельём двух-трёхэтажные дома превалировали в городском ансамбле.

По красным фонарям и вывескам заметили, что оказались в китайском квартале, хотя представителей этой нации не видать. Выбрав заведение посимпатичнее, а им оказался ресторанчик «Tea house», вслепую выбрали блюда из меню на ужин. Английские названия нам ничего не говорили, но интуиция не подвела, да и с размерами порций хозяева переборщили. В качестве комплимента нас угостили добротным зелёным чаем.

Вечерняя и ночная Манила нас, сказать по правде, испугала, но оставалась надежда, что при дневном свете страхи и предубеждения развеются и город оправдает своё звучное название.

Манила, день второй.

Утро началось с зарядки. Надя выбрала отельный фитнес-центр, ну а я отправился бегать на городские улицы, так как хотел ещё купить фрукты на завтрак. Спортивную ходьбу исключил сразу из-за тротуаров и частых перебеганий дорог. Количество транспорта, как и людей значительно прибавилось в сравнении со вчерашним вечером. Ориентируясь по запомнившейся карте, направился к набережной, в надежде встретить там хорошее место для пробежки, да и с профилактикой от возможных блужданий. То, что я там увидел, было выше всяческих моих ожиданий. Набережная, как таковая отсутствовала. Вдоль реки, мутные воды которой несли гигантские зелёные водоросли и мусор, располагались лачуги бедняков. Такого жалкого жилья я ещё никогда не встречал. Подобно пчелиным сотам, они лепились к берегу реки сплошной чередой. Отсутствие стёкол в окнах, вместо дверей тряпьё, стены собраны из досок и строительных отходов. Размеры их были такими крошечными, что люди могли в них только спать. А всё остальное делали на улице или в реку. Готовилась пища, в пластиковых кошёлках мылась смеющаяся детвора, стиралось бельё. Кто-то играл в карты, кто-то развлекался петушиными боями, многие спали прямо на земле, на некоторых детях не было никакой одежды. Вместе с тем я не заметил злобы в глазах бедняков. «Hello!» — улыбаясь, приветствовали меня некоторые из них. (Фото 29)

Мне даже стало стыдно за себя и своё развлечение — праздный бег и захотелось поскорее удалиться из этого района. Я добежал до моста через реку и очутился у стен громадного старинного форта. Здесь протекала совсем другая жизнь. Аккуратные зелёные лужайки и неспешные гольфисты были отделены решётчатым забором. Вдоль него были посажены деревья — подарки различных корпораций. С наружной стороны забора теплилась совершенно иная жизнь. Тех, у кого не было крыши над головой. Они спали, ели, готовили, чем-то символическим торговали. У многих детей были явные признаки рахита (увеличенные животы, громадные головы и искривлённые ноги). Женщины выискивали друг у друга вшей в густых длинных смолистых волосах. Истощенные собаки хриплым лаем защищали своих хозяев от врагов. Шатающиеся кошки, казалось, не обращали ни на кого внимания и шли как будто с невидимыми глазами. Не переставали гудеть сиренами автомобилисты. В город допускался въезд грузового транспорта. Множественные полицейские в лакированных туфлях с помповыми ружьями наперевес следили за общественным порядком.

Незаметно оказался в историческом районе города — Intramuros. Ещё вчера читал о нём, как о месте, где зарождался город. Окружённый со всех сторон стенами форта, он представлял слепок испанского города XVI века с небольшими вкраплениями современной архитектуры. Его нельзя назвать туристически зализанным. В нём также было много от недавно увиденного. Однако здесь уже редкие туристы доставали свои фотоаппараты, чтобы запечатлеть архитектурные достопримечательности, церкви и музеи.

В один из моментов я понял, что заблудился и не могу найти дорогу назад. Вот и парк, и планетарий, римскую площадь пробегаю по второму разу, а выбежать к искомой реке не могу. Стало не по себе. В кармашке шорт 350 песо, телефона нет, адрес не помню. Спрашивать дорогу у полицейских? Но здесь столько развязок, что не запомню. Воображение стало рисовать страшные картины — что я могу не успеть к вечернему рейсу в Бангкок. Паника — плохой союзник. Она парализует волю. Постепенно, шаг за шагом удалось обнаружить искомое направление, и спустя два часа я оказался в китайском квартале.

Поход на рынок за манго, бананами и диковинными фруктами компенсировал в эмоциональном отношении недавние блуждания. В лобби встретил встревоженную Надю и поделился впечатлениями от пробежки. С другой стороны, благодаря этой вылазке у меня созрел план по сегодняшнему дню.

Позавтракав и собрав рюкзаки, мы выдвинулись в сторону железнодорожного вокзала, по пути впитывая краски городской жизни. Послушали проповедь в храме, выпили кокосового сока (10 песо стакан), полюбовались экстремальными прыжками мальчишек с моста в реку, посмотрели на местных школьников, ну а самое главное — почувствовали весь колорит этого города.

Вокзал оказался станцией LTR — подвесного трамвая. Информации на стенах минимальное количество. Цена поездки зависит от района. Никаких намёков на движение в аэропорт. Какая-то добродушная дама, заприметив наше замешательство, самостоятельно предложила свою помощь, ответив на все вопросы, связанные с аэропортом. «Чтобы до него добраться, вам следует доехать до станции Edle, затем пересесть на автобус по направлении к Mia… время в пути час… багажных камер нет… а вещи без присмотра нигде не оставляйте!» – по-родительски напутствовала она нас.

На прогулку оставалось ещё три с небольшим часа, и мы потратили их на осмотр исторического центра, прогулку по парку Riza с монументом свободы, орхидариумом, планетарием, китайским садом и прочими достопримечательностями. С главпочтамта отправили открытки, в супермаркете купили килограмм местного какао. Зазевавшись, чуть не попались на удочку девушек-разводил, якобы спрашивающих дорогу. Также избежали обмана уличных торговцев фруктами, у которых цены указаны за штуку, либо за 500 граммов (дороже чем в Москве). Обращало внимание большое количество полицейских на улицах. У каждого магазина, офиса, торгового центра, станций LTR нас встречала парочка стражей порядка и специальной палочкой досматривала рюкзаки и сумки. Устав от жары, смога и шума и насытившись необычными для себя эмоциями, отправились в аэропорт.

При свете дня из окна автобуса заметил, что есть и другая Манила: высотная, стеклобетонная, просторная, чистая, с известными нам бутиками и торговыми марками. Конечно, и Филиппины представлены не только десятимиллионной, «умирающей» в стеклобетоне и трущобах, столицей. Сюда едут любоваться и жить в нетронутой природе, а не бродить по трущобам.

Получение посадочных талонов, сдача багажа, в третий раз заполнение какой-то карточки на вылет, уплата визового сбора в размере 12,5 $ на человека, ожидание, блуждание по магазинам, кафе и наше кратковременное знакомство со страной завершено. Впереди революционный Бангкок!

Бангкок

Бангкок

С первых шагов по тайской земле я заметил уважительное отношение к человеку-туристу. Приветственные поклоны со сложенными друг к другу ладонями и улыбкой на лице. От непривычки я не смог сдержать непроизвольной улыбки перед поклоном девушки в обменном пункте валюты. Моментальное прохождение границы. Через десять минут после приземления в современнейшем и просторном восьмиэтажном аэропорту мы уже сели в аэроэкспресс (проезд до города без остановок стоит 90 бат, с остановками 35 бат), через шесть минут, преодолев двадцать семь километров в практически пустом комфортном немецком вагоне (большинство прилетевших были в составе туристических групп), оказались в центре города. Как на входе, так и на выходе из метро нас встречали сотрудники метрополитена, которые направляли в нужном направлении и предлагали свою помощь в ориентировании. Достаточно непривычно, когда ты выходишь из метро, перед тобой открывают дверь и интересуются, к какому отелю вас подвезти.

В планшете была схема пешеходного маршрута и бесплатная карта Бангкока из аэропорта, но со слов сотрудника метро — лучше взять такси. Спорить и отказываться от помощи не стали. Когда мы вышли на станции Makasan, иного общественного транспорта не было, и мы согласились с его вескими аргументами, учитывая неспокойную ситуацию в городе. Через одну минуту подъехала новенькая желто-зелёная праворульная Тойота и наш помощник объяснил водителю маршрут. Лишь на въезде в «отельный» район авто притормозила полиция, осветив фонарями салон. Заметил, что её работу усиливают армейский блокпост и спецназ в масках и шлемах.

Цены на такси в городе невысокие, если не брать его у железнодорожного вокзала. За шесть километров мы заплатили сто бат (по счётчику шестьдесят). Преимущество такси ещё и в том, что вам не придётся искать отель по карте, а привычная для нас нумерация домов в городе практически отсутствует (с чем мы столкнулись через сутки).

Проживание тоже недорогое, поэтому я забронировал отель с изысками — Gallerea 10 на улице Suhkumwit. Как дети радовались возвращению к благополучию и спокойствию. Пусть даже здесь и происходят массовые волнения, но наше спокойствие они не нарушали. Из запретов на входе отметил исключение для двух предметов: оружия и дуриана. «Интересно, а на чипсы из этого фрукта запрет распространяется?» — подумал про себя, но спрашивать у кланяющегося в пояс швейцара не стал. Также эти запрещающие таблички встретил и на боковом стекле салона авто, но к ним ещё добавлялись запреты на курение, алкоголь, еду и секс в салоне.

Отель оправдывал свои четыре звезды и смело мог претендовать на пятую. Евророзетки, чайно-кофейные наборы, фитнес, питьевая вода, бассейн на крыше, стильные интерьеры, мощный кондиционер, безупречный интернет и тишина — что ещё нужно уставшему путешественнику?

07.02.2014 г.

От пробежки отказался по разным причинам: небольшая травма, вчерашние блуждания и отсутствие представлений об ориентации в городе, несмотря на близость по карте парка Lumpini. Вместе с Надей опробовали зал фитнеса и беговые дорожки. Шикарный завтрак из невиданных фруктов и французских сыров, отменная выпечка, экзотические свежевыжатые соки и многое другое. Таиланд продолжал нравиться.

Без заранее составленных планов вышли на знакомство с городом. С собой была бесплатная карта из аэропорта, по которой и ориентировались. Многочисленные массажные салоны (цены колебались от 100 до 600 бат за часовой сеанс массажа в зависимости от рейтинга салона и набора услуг), бесконечные закусочные, непрекращающаяся торговля и юркое движение авто- и мототранспорта. Конечно, не сравнимо с манильским, но не менее колоритное, особенно из за ярких мотоповозок — тук-туков. И «жизнь» без крова над головой с улиц и газонов пропала, уступив место торговле и кухне.

На улице Сухкумвит, вокруг одноимённой станции метро, обнаружили первые признаки городских «революционных» событий, направленных на свержение режима премьер-министра страны — Таксим. Проезжая часть перегорожена сетью и мешками с песком вперемешку с автомобильными покрышками. Блокпост из мешков в два метра высотой и повстанцы в масках. Проверяют сумки всех, кто входит в зону оцепления. Вокруг процветает торговля революционной символикой. Можно купить футболки, повязки, фенечки, носки, флажки. Футболки по 75 100 бат, х/б носки по десять бат за пару. Мы не удержались и купили себе аутентичных сувениров. Далее располагалась жилая зона, представленная пронумерованными одноместными палатками. Многие отдыхали, несмотря на полдень. Другие слушали агитационные речи лидера оппозиции с трибуны, сидя на асфальте на бесплатных подстилках, периодически то свистя, то аплодируя. Его выступление транслировалась и на огромные плазменные мониторы, и эхом отдавалось в близлежащие кварталы через установленные репродукторы. Всем желающим раздавалась бутилированная вода, имелись подвижные автобусные биотуалеты и пункты первой медицинской помощи.

Мы не почувствовали никакой агрессии по отношению к нам, как и чрезмерного внимания. Удовлетворив своё любопытство, сфотографировавшись, ушли на изучение городской жизни. Недалеко от повстанцев разместились и военные в доте, в количестве одного взвода, но с оружием и в бронежилетах. (Фото 9) Ну а мы забрели в университетский городок, где текла обычная мирная жизнь, как и на прилегающем вещевом рынке. Таиланд славится своим трикотажем и хлопчато-бумажными изделиями. Конечно, фасоны и дизайн далеки от европейских, но для растущих детей — вполне.

Обращали на себя внимание культ еды, культ короля и культ религии. В каждом общественном месте установлены специальные этажерки с приношением для богов: открытые бутылочки с водой, соком, колой, корзины с фруктами и непременно дымящимися свечами-благовониями. Всё это обильно инкрустировано золотыми фигурками и красной росписью. Рынок не исключение (Фото 8).

Тайцы очень много едят на улице. Может, из-за того, что пища у них сравнительно дешёвая. Хотя страдающих ожирением второй-третьей степени я не заметил. Но склонность к полноте у них очевидная. Пища преимущественно острая. Поэтому, когда наше внимание притупилось и чувство опасности покинуло нас, мы рискнули попробовать их стряпню, выбирая себе из открывающегося глазам наглядного меню блюда со словами «ноу спайси». Ужин на двоих у уличного торговца, сидя за окованным цинком столом, напротив «Королевского поля» обошёлся в 70 бат. В него входило: две плошки риса, два мясных блюда, яичница из трёх яиц и вода. Жареные яйца наш повар и продавец нетрадиционной внешности с серёжками в ушах и выкрашенными в жёлтый цвет волосами накладывал руками. Правда, в течение последующих двенадцати часов мы тревожно прислушивались к своему организму. Столовые ножи, салфетки, скатерти не пользуются популярностью. Чаще вам предложат ложку и вилку одновременно (напоминают собой наборы для спагетти).

Ну и — король. Его белоснежный дворец заслуживает посещения. Его портрет увеличенного масштаба по пояс или в полный рост с государственными наградами в позолоченной раме встречается чуть ли не в каждом районе Бангкока, а ближе к центру — и на всех перекрёстках. Думаю, что тайцы отождествляют его с божеством, так как в сакральных местах я встречал портреты тайских властителей.

Нагулявшись, сели на метро и поехали в парк Lumpini. На входе в метро — рамки, полиция поверхностно проверяет содержимое сумок и рюкзаков. Организация работы MTR напоминала собой китайский аналог (есть ещё BST). Электронные пластиковые жетоны продаются в двуязычных автоматах или в кассе. Цена проезда колеблется от 16 до 38 бат в зависимости от зоны, кондиционированные вагоны, удобные пояснительные схемы на выходе. Да и внутри вагонов всё довольно чисто, наглядно и просторно. Тайцы очень дисциплинированны и перед входом в вагон занимают очередь, на что поначалу не обращаешь внимания.

Парк Lumpini входит в десятку городских достопримечательностей (по сайту трипадвизор). И он, на мой взгляд, оправдывает свой высокий рейтинг. Окруженный со всех сторон современнейшими небоскрёбами, он не ютится, как бедный родственник, а для центра города довольно просторен и ухожен. В ветвях можно заметить попугаев и других невиданных птиц. К нам же с дерева спустилась пара полутораметровых варанов. Не знаю, едят ли они хлеб и бывают ли агрессивны по отношению к человеку, но на фотосессию согласились. Также в парке можно насобирать валяющихся кокосовых орехов и прочих фруктов, если вы сильны в ботанике. После шумного и загазованного Бангкока здесь можно полностью расслабиться: покататься на лодочке, позагорать, побегать, сфотографировать шедевры садоводческого дизайна (кусты в виде стада слонов или сердечек). Открыт для посетителей с 4:30 а.m.

Но в эти смутные времена треть парка заняли повстанцы. Точнее — их палатки и комплекс обслуживания: кухня, медпункты, пункты проката, туалеты. Судя по лицам, многие — из бедных слоёв населения и готовы сидеть, лежать и делать то, за что платят деньги. Уж слишком их лица выглядят ленивыми и безучастными к политическим речам и амбициям выступающих молодых «вождей». Зато они заметно активизировались и мимически прояснились при раздаче бесплатного обеда или во время концерта тайских рок-звёзд, перепевавших английские шлягеры. Во всём этом просматривалась невидимая рука талантливого режиссёра. Все эти надписи: «мы требуем перезагрузку», «шат даун», «либеризацию власти», дополняющиеся сувенирными футболками и «бесплатным сыром», наводили на грустные размышления. «Хорошо, что хоть машины не жгут, да тротуары не портят», — подумал про себя. Вместе с тем, у столицы Таиланда появилась ещё одна достопримечательность, которую можно включить в программу для обязательного знакомства с городом.

В надежде найти экскурсионный автобус мы на метро отправились к центральному железнодорожному вокзалу. Здесь была совсем другая обстановка. Человеческие потоки пересекались с транспортными, причём вторые были мощнее. Редкий тайский водитель уступит дорогу пешеходу, если вы находитесь на зебре. От частой смены право- и левосторонних движений в Азии я временами забывался и пару раз в последние мгновения ускользал из под колёс. Автоаварий, несмотря на всё сумасшествие, я так и не встретил, но пробки имеются. На вокзале с первых шагов мы почувствовали некоторую навязчивость «бесплатных» турист-гидов и таксистов тук-тука, смысл которых был один — нагреться на туристе. Однако при входе имелся и общественный турист-информ, где мы выяснили, что автобусного ситибас-тура в десятимиллионном городе нет.

Так как вокруг вокзала, судя по карте, было несколько храмов и, как мне показалось — в шаговой доступности, то, придерживаясь набережной канала, мы отправились на их осмотр. В принципе, они довольно похожи между собой. Будды, золото, благовония, спокойствие, молящиеся. Вокруг каждого своеобразный фуд-корт, где можно недорого перекусить. Сделав круг, через полтора часа вернулись к вокзалу. Сидя в кафе за вай-фаем, я предложил Наде посетить пагоду Ват Арун. Она в нашей прогулке отсутствовала. Метро к ней не ходило. В автобусах не разобраться. Пешком — неизвестно куда двигаться. Такси и тут-туки. На вокзале — это своеобразная мафия. Могут предложить очень дешевую поездку, например, за 10 бат, но по пути вы должны заехать в ювелирный магазин и если что-нибудь купите, то сэкономите ещё пятьдесят процентов на поездке. У таксистов даже имеются заготовленные карточки на русском языке, чтобы не возникло двусмысленности в переводе. Или вам надо туда-то, а вас привозят к лодочной станции, от которой отправляются катера туда, куда вам надо. Верхняя цена, которую я услышал, составила 500 бат. Но как быть в Бангкоке и не воспользоваться тук-туком? (Фото 12)

Рукой остановил проезжавшего мимо тук-туковца. Поторговавшись, сошлись на 150 батах и с ветерком отправились по городским улицам и магистралям. Ремней безопасности нет, с маленькими детьми лучше не рисковать. Аттракцион продолжался тридцать минут.

 Вход в древнюю пагоду стоит пятьдесят бат. Она считается одним из девяти сакральных мест Бангкока. Здесь следует соблюдать определённые правила поведения, дресс кода, а также остерегаться карманных краж, на что указывают предупреждающие таблички. Мне запомнился знак о запрете публичного проявления своих чувств. С вершины пагоды открывались чудесные фотографические виды. Старый и новый город, небоскрёбы и деревянные дома на сваях, стремительная, утопающая в зелени река Чао Прайя, по которой курсировали экзотические лодочки и паромы. Здесь на территории комплекса я понял, что мы смотрели не тех будд. Нужные нам расположены были вдоль реки, а не канала, по которому мы гуляли

Уплатив три бата за билет на паром (наверное, самый дешёвый паром в мире) мы отправились на остров Ратанокосин, что в переводе означает «Высшая драгоценность». Здесь расположены ещё два сакральных места: храм Лежащего Будды (размерами 46х16 метров) (Фото 7) и храм Изумрудного Будды, считающийся главным тайским храмом. Вход для местных бесплатен, для туристов — 100 бат. По входному билету предлагают бутылочку воды и пароль для двухчасового доступа в сеть wifi.

Налюбовавшись красотами религиозной архитектуры, садоводства и тёплой атмосферы, мы ушли гулять по городу, на который опустились сумерки. Свою карту я потерял, но на некоторых автобусных остановках имелись карты районов. Наша задача была найти метро. Королевский дворец заслуживал отдельного посещения, и он уже не впускал посетителей в отличие от королевского поля. Не знаю, для каких целей его использует государь, но тренироваться вдоль него сплошное удовольствие. Трудно представить, чтобы в какой-нибудь другой густонаселённой столице имелся безупречный зелёный газон, по форме напоминающий стадион, но периметром свыше одного километра.

Ненароком попали в нетуристический слабо освещаемый район городских утех. Страха не было, скорее любопытство. Я был наслышан о LBT особенностях тайцев, детской проституции и здесь ненароком очутился в эпицентре. В Амстердаме и Париже это отдавало шармом, в Бангкоке это выглядело вульгарно и вызывало лишь брезгливость. Какие чувства может вызвать высокий мужчина с длинными локонами, сидящий на деревянной табуретке, в женском ситцевом платье, с неумело наложенной косметикой на лицо, и глупо стреляющий глазками в прохожих? Или парочка девочек, вместо того, чтобы готовиться к урокам или читать художественные книги, неумело выставляющие напоказ свою детскую натуру? Бедность конечно не порок, и возможно она объясняет их скрытые мотивы.

От невесёлых размышлений отвлёк ненароком встретившийся нам торговый центр и супермаркет «Top market». Усталость исчезла, включился азарт покупателей и исследователей потребительского рынка Таиланда. Это был первый достойный магазин в наших сегодняшних скитаниях, и он оправдал наши надежды. Хороший европейский ассортимент не по европейским ценам. Много товаров по «вечерним» и сезонным акциям, много фруктов, овощей, доступная зелень и нет «котов в мешках», как это часто бывает в Москве. Где ещё можно купить килограмм яблок за девять бат или два турновера и две слоёные полоски с шоколадной глазурью за тридцать бат? Ну и, конечно, местные товары: кофе, сушёности, какао, сгущённое молоко, разноцветный рис и рисовая лапша. Впервые в Азии встретили доступное свежее молоко и молочные продукты. Как колонизаторы наполнили свою корзину и довольные ушли в ночной город.

Выйдя на станции метро Сухкумвит, мы опять погрузились в гущу событий. И если утром они вызывали интерес, то в душный жаркий вечер раздражали бесконечными проверками сумок, суетой, шумом, речами и усложняли нашу ориентацию в довольно запутанном городе. С собой была отельная мини-схема движения к отелю от метро. Мы исследовали все четыре направления движения, постоянно отдавая авоськи на досмотр, затратили сорок минут, пока не нашли отель.

08.02.2014 г.

Последний день в Бангкоке. Дневной вылет Люфтганзы в Куала-Лумпур не оставлял времени на какие-то достопримечательности. Тренировка, завтрак, сборы, чек-аут и в запасе полтора часа на знакомство с соседствующим восьмиэтажным торговым центром Terminal 21, построенном в стиле аэропорта. Охранник на входе в белоснежном костюме отдаёт честь под козырёк входящим посетителям. Смешно и удивительно одновременно. Человечность тайцев выше среднестатистического уровня и не может оставить равнодушным. Нам, наверное, будет не хватать этих учтивых поклонов со сложенными руками. Возможно, когда-нибудь следует погрузиться в природу этой страны и отдаться пляжному отдыху, как большинство приезжающих сюда.

Полтора часа шопинга пролетели незаметно и не оставили времени для кофе с аппетитными тайскими пирожными. Метро, скоростной поезд — и нас встретил современный аэропорт Бангкока. С удивлением обнаружили задержку вылета на час с небольшим из-за объединения рейсов нескольких перевозчиков. Вместо Люфтганзы нас повезёт другой представитель «звёздного альянса» — компания Thai. Мы уже и не сомневались в качественном обслуживании и человеческом отношении.

Куала-Лумпур

Куала-Лумпур

Уже в самолёте, наблюдая за некоторыми пассажирами, возникла настороженность в отношении этого города. Не знаю пока, чем её объяснить. Может, необычные наряды женщин в виде чёрной паранджи или хеджабов, может, совершаемые намазы отдельных мужчин, при взгляде на которые становилось как-то не по себе.

Тем не менее, ступив на землю аэропорта, с первых шагов появилось ощущение, что когда-то здесь бывал. Этому способствовали указатели, информаторы и логичность построения. В голове не возникало никаких противоречий, подобных тем, что появляются при пользовании, например, московским метро. Всё очень рационализировано и продумано. Из терминала прилёта на скоростном поезде добрались до иммиграционного пункта. Оперативно и без вопросов получили штамп в паспорт, пока ждали багаж, по банковской карточке купили жетоны на скоростной экспресс в центр города (35 рингит, курс к рублю 1:10), по пути взяв карту города и страны и сёрфингуя в бесплатном 4g интернете. Здесь не требовалось предъявлять паспорт, как в Бангкоке, чтобы получить пароль к wifi, достаточно при регистрации просто указать свой почтовый адрес. Очень технологично вокруг, недаром Малайзия считается лидером в электронной промышленности.

Конечно, возникли опасения, что учитывая поздний час, а мы прилетели в 22:00 и расстояние от аэропорта до отеля — 70 км, придётся прибегнуть к услугам такси, но решили, насколько возможно минимизировать расходы на транспорт. Да и с собой было только 32 рингита, обмененных в Бангкокском аэропорту. За 27 минут на скоростном поезде буквально долетели до центрального вокзала. По указателям, подсказкам из букинговой карты и местных жителей нашли монорельсовую дорогу LRT, по которой доехали до района Ampang. В вагонах метро активно рекламировался антивирус Nod, сам состав управлялся роботом. Штраф за курение и мусор — 500 рингит. На выходе из монорельса нас ждал привязанный к метро городской автобус KL rapid. Уплатив за билет один рингит (водитель сдачу не даёт), мы через пятнадцать минут оказались на месте, затратив на весь путь чуть более часа времени. Весь транспорт был довольно современный, как будто только сошедший с конвейера. В салонах работали мощные кондиционеры, из за которых у Нади развилось ОРЗ. Встретившиеся нам люди, как оказалось, были довольно тепло настроены и охотно помогали нам.

Отель Фламинго оказался далёким от своего картиночного варианта на букинге. Отсутствие ремонта, устаревшая мебель, некоторые суженные рамки личностной зоны. Швейцар и не думал кланяться нам в пояс или помогать переносить вещи, а бесцеремонно разглядывал наши часы, пытаясь что-то спросить и завязать разговор. Да и особенного трепета на ресепшене тоже не наблюдалось. Привычно заблокировали на карточке внушительный депозит, выдали электронный ключ и пароль к wifi. Радовали две вещи: чайный уголок и открывающийся вид из окна на «отельное озеро» с прилегающим парком, шум фонтана в бассейне. В четырёх километрах виднелись подсвечиваемые наружными огнями башни-близнецы Petronas, являющиеся визитной карточкой Малайзии.

09.02.2014г.

Из-за душной ночи и влажного воздуха часто просыпался (кондиционеры шумели), а утренние трели невиданных птиц разрушили последние сны. Из-за закрытого фитнес-центра выбежали на пробежку вдоль озера. Тренироваться в тропиках — это всё равно, что посещать сауну. С первых сот метров обливаешься потом и пульс выше обычного. После часовой зарядки чувствовал себя уставшим и разбитым. Взбодрившись кофе и тайскими тропическими фруктами, ушли на знакомство с городом.

Башни Петронас выступали своеобразным ориентиром, и мы вскоре оказались у их подножия. Точнее, в мегацентре развлечений, торговли и отдыха. Я уже привык, что чем ближе к центру, тем дороже и пафоснее. В этом городе жизнь устроена по-другому. Выпив кофе с аппетитными плюшками, посетил супермаркет. На полдник джек-фрукт, который поначалу был принят за дуриан. Но ни привычного запаха, ни нежного вкуса не отметил. Нечто среднее между папайей и сушеным бананом. Во фруктовом отделе глаза разбегались от изобилия. Несмотря на то, что часто бывал в европейских субтропиках, осознал, что многое ещё не встречал. Восполнив пробелы, ушли знакомиться с аквариумом, который удивил и размерами, и сервисом, и, конечно же, своими обитателями. Ну и, конечно, аквариум, который достоин сравнения с лучшими европейскими собратьями (в моём рейтинге он занял первое место после питерского).

Эта часть города, лежащая в рафинированном воздухе кондиционеров, нам вскоре наскучила, и мы вышли наружу и очутились в парке. Не знаю, какие остальные парки в столице Малайзии, но этим парком она может гордиться. Невиданные растения, деревья, покрытые папоротниками и увитые лианами, пруды, бесплатные танцующие фонтаны, детский комплекс из горок, мини-бассейн с фонтанами, в котором полоскались и дети, и взрослые. Ещё бы, столбик термометра в тени показывал +36ºС. Повсюду для посетителей имелись бесплатные питьевые фонтанчики, работали бесплатные WC. Для бегунов имелась круговая размеченная тартановая дорожка протяжённостью 1 200 метров. Такой оазис среди гигантских ультрасовременных небоскрёбов казался чем-то космическим и нереальным. (Фото 27)

Город всё больше и больше нравился, и я сравнивал его с этаким азиатским Люксембургом. Нет хаотичного движения, нет уличной торговли, цивилизованный транспорт и люди. Если раньше у меня было некоторое предубеждение насчёт посещения исламских стран, то оно в Куала-Лумпуре быстро развеялось.

Несмотря на строгие законы религии, женщины здесь включены в общественную жизнь. Они встречались и на паспортном контроле, и в полиции, и в сфере обслуживания активно щебетали на английском языке. Одеты, конечно, своеобразно: платки под форменными фуражками, нарукавники из-под рубашки, ну а в остальном очень даже прогрессивны. Здесь также распространено уважительное отношение к человеку, что стало заметно по посещению магазинов, кафе, при пересечении границы. Как правило, всё, что давалось из рук в руки, давалось двумя руками и с уважением на лице. «Нам есть чему поучиться у востока!» — подумал про себя.

Попытка подняться на башни окончилась разочарованием. «Все билеты на сегодня проданы!» — отрапортовал улыбающийся кассир (цена удовольствия составляла 80 рингит). За 110 200 рингит предлагались билеты на концерт малайского поп-певца, выступающего сегодня в филармонии Петронас. Нас это не интересовало, и мы ушли в турист-центр, где начиналось движение туристического видового автобуса Hop-on hop-of. 150 ти минутный маршрут обошёлся нам в 30 RM (суточный 45 RM), но вся аудиальная информация была представлена на английском и только в салоне, а билеты кассир предложил нам не брать. Так как меня интересовали видовые фотографии, то оставил Надю в прохладном салоне, а сам ушёл на открытую площадку второго этажа. Куала-Лумпур очень колоритный город и при этом ещё и чистый, и современный. Выбирая кадр, я смаковал его открыточные виды. Китайский квартал, индийский, пакистанский, ботанический сад, парк птиц, пояс зелени, мечети, памятники и небоскрёбы, связанные между собой, где воздушными переходами, где лианами, а где трёхъярусными транспортными эстакадами. Не ожидал такой технологичности и не находил этому объяснения.

Если вчера грустил по Бангкоку, то сегодня вдохновился Куала-Лумпуром. Я уже не говорю про спортивный бум, который охватил эту страну, На чемпионате мира в Турине познакомился с малайским ходоком Suresh Kumar и через ленту в фейсбуке слежу за соревнованиями и спортивными событиями. Осенью состоялось открытое первенство острова Padang по спортивной ходьбе, в котором приняло участие немногим больше сорока тысяч ходоков (мой знакомый был в числе призёров в своей возрастной группе). Из за работы он не смог выступить нам гидом и помощником, но город и так ничего не скрывал от туристов и предлагал себя к изучению и познанию.

Утомившись от фотосессии, жары, дефицита воды и поймав солнечный удар, немного пошатываясь вышел из автобуса. Гулять не хотелось, поскорее в магазин за холодным кокосовым соком или водой и — в отель на реабилитацию. Но пройти мимо шикарного дерева, увитого лианами, на фоне зеркального небоскрёба с изумрудными витражами я не смог и меняя то выдержку, то диафрагму, целился в объектив, стоя на тротуаре.

От неожиданного удара по рукам потерял равновесие, и спустя мгновение в них ничего не осталось. Ни мой бег, ни Надин крик, ни наша стремительная погоня на такси ни к чему не привела. Злодеи, очевидно, давно пасли нас, так как были на ворованном мотоцикле и без шлемов. Они испарились в закоулках города, а я впопыхах потерял ещё и мобильный телефон, пока мы останавливали такси. Всё это произошло в 200 метрах от башней Петронас и в 100 метрах от туристического офиса и полицейского участка, в пять часов вечера, под прицелом двух видеокамер наружного наблюдения (всего на улице было восемь видеокамер). Об этом я в течение часа объяснял двум полицейским в ближайшем участке, пока они составляли протокол и оформляли заявление. «Вот тебе и азиатский Люксембург!» — подумал про себя в порыве отчаяния. Настроение подпорчено. Почти все фотографии утеряны. Остались лишь на планшете отдельные виды.

Главное, что здоровье и документы целы, а всё остальное вторично. Зато завтра будет, чем заняться. Сходить в полицию на просмотр видеозаписи кражи, обратиться в посольство России. Приключения продолжаются!

10.02.2014 г.

Утренняя пробежка по тропинке, усыпанной кокосовыми орехами, в компании с семьёй лемуров, вышедших на прогулку, и варанов. Ни те, ни другие, казалось, не обращают никакого внимания. Интенсивность нагрузки минимизировал, да и время перенёс на более ранний час, чтобы облегчить свой день.

Позавтракав новыми для себя фруктами — кетодонгами (большую часть выбросили из-за мало съедобности), напоминающими формой фейхоа, мини-бананами с кофе, отправились на дальнейшее знакомство с городом. Предстояло посетить российское посольство, и лучшим способом, как мне показалось, было взять такси. Извозчиков, как и во всей Азии, предостаточно. При посадке таксист включил счётчик, на котором высветилось три рингита. В дальнейшем, исходя из расстояния, таксометр считывал по рингиту за километр пути. В итоге разница между такси и общественным транспортом практически не чувствовалась, а экономия времени колоссальная.

В российском посольстве, в котором время остановилось на середине 80 х годов, очередей не наблюдалось, в отличие от соседей (на улице Ampang point множество резиденций). Всего два малайца, стремящиеся приехать в нашу страну. С ними работала местная темнокожая дама в сари. К нам же из комнаты с затемнёнными стёклами вышла светловолосая соотечественница — секретарь консула, дама лет пятидесяти, в бежевой юбке и светлой блузке. Она внимательно выслушала мой трагический рассказ о вчерашних событиях, проявив максимум сочувствия. После её консультации с консулом она посоветовала не вмешиваться в работу местной полиции.

— К сожалению, несмотря на кажущееся благополучие, в стране процветают грабежи и обман туристов. Дня не проходит, чтобы к нам не пришли пострадавшие. Вам повезло, что вас не покалечили!

— Может, они смогут найти воров? Там ведь все события произошедшего инцидента на видео записаны. Мы навряд ли в ближайшее время появимся в Малайзии, пусть у вас камера останется на сохранении.

— Никогда ничего не находили. Редко, когда паспорт подбросят — раз в год. Здесь грабёж поставлен на конвейер. Рынок сбыта огромный!

— Спасибо большое за совет!

— Хорошего вам отдыха!

После её слов стало немного не по себе. В каждом мотоциклисте ожидался вор-грабитель, и я инстинктивно прижимал к себе сумочку с планшетом и страховал карман с кошельком и документами. Вчера в полиции меня допрашивали по поводу того, запомнил ли я номер транспортного средства, особенные приметы нападавших. Вопросы довольно глупые, так как для меня малазийцы трудно различимы, особенно со спины, даже несмотря на то, что наши молодчики были без шлемов (что довольно редко для здешних). А номер движущегося мопеда даже намеренно трудно запечатлеть.

Мы, тем не менее, прогулялись в полицейский участок, расположенный в красивом старинном здании малазийского турист-центра. Теплилась надежда сходить на просмотр видеозаписи в соседствующий ночной клуб, из подворотни которого выезжали грабители, совместно с представителем правоохранительных органов. Но сидевшим на приёме двум дамам были безразличны наши желания. «Звоните следователю!» — лениво и злобно проговорила полицейский, нехотя оторвавшись от экрана смартфона.

Все мои надежды моментально растаяли. Померкли краски Петронасов, зеркальная гладь и гламур небоскрёбов, буйство тропической зелени, электротехнические инновации, исчезло кажущееся благополучие малазийской жизни. Мы рассматривали пять наружных видеокамер, направленных на шоссе и тротуар вчерашнего инцидента, и не могли понять, как такое возможно в цивилизованной стране? Или может, это лишь фасад, т.н. пыль в глаза, направленная на привлечение туристов и их капиталов.

Огорчаться можно, конечно, долго, и такое могло произойти где, с кем и когда угодно, поэтому чтобы развеять грусть-тоску, отправились на прогулку. Торговый центр KLCC Suria, расположенный в подножии «звёздных» Петронасов, с его супермаркетами, кафе и кондиционированным воздухом стал для нас одной из самых посещаемых достопримечательностей. Если к многочисленным бутикам с метросексуального вида продавцами и «невкусными» ценами я равнодушен, то к местным деликатесам отношусь с трепетом. Нежнейшие папайи и манго, арбузы и дыни, охлаждённые питьевые кокосы, свежайшие булочки, пирожные, фруктовое мороженое, разнообразнейшие суши с роллами и добротный кофе. А вот обычные яблоки-груши, цитрусовые, картошка-морковка здесь относительно дорогие и многие продаются поштучно. Конечно, учли ошибки вчерашней дегидратации и на сегодняшний день запаслись питьевой водой. В среднем, из моих потребностей, с учётом потоотделения во время тренировки и ходьбы, в сутки ориентировался на 5 6 литров жидкости.

На монорельсе (LRT) съездили на центральный рынок Pasar Seni в надежде посмотреть на торговый колорит Азии, запечатлённый на открытках. Увы, он себя не оправдал. Душно, пахло специями и пластиком от китайского ширпотреба. Большинство лоточников торговали недорогой одеждой и другими изделиями лёгкой промышленности, расположившись между дешёвыми восточными инсталляциями, ориентированными преимущественно на приезжих туристов. Плодоовощные, рыбные, молочные ряды отсутствовали. Заметили лишь одну торговую точку на улице, где приобрели к обеду местные изыски: личи, змеиный плод, мангостин, лонган, ромбутан и сладкое яблоко (цены в среднем по 10 рингит за килограмм).

Перейдя по эстакаде на противоположную от LRT сторону, оказались в немного запущенном здании старого железнодорожного вокзала, построенного в исламском стиле, с которого отправляются пригородные поезда. Обращали на себя внимание вагоны класса «только для женщин», и это правило неукоснительно соблюдалось. С фронтальной стороны вокзала располагалась неприметная автостанция Nice (www.nice-coaches.com.my), обеспечивающая автобусное сообщение с Сингапуром и другими городами Малайзии (Penang). Стоимость автобусной поездки в Сингапур 88,5 рингит, время в пути пять часов (335 км). Для сравнения: перелёт в эту страну лоукостером tigerair нам обошёлся в 450 рублей с человека (время в воздухе 1 час + 2 часа на регистрацию), но без багажа (в салон сумка 7 кг).

Далее очутились в парковой зоне Куала-Лумпура, где можно спрятаться от палящего солнца, городской суеты, мошенников и полюбоваться природными ландшафтами. Здесь много достопримечательностей, связанных с культурным наследием страны: музеи, архив, мечеть, планетарий и другие.

В мечеть нас не впустили, хотя мы уже сняли обувь и пытались примерить специальные одежды-накидки (в шортах запрещено). Для входа немусульман отведено специальное время — с 15:00 до 16:00. От парка птиц (вход 45 рингит), покрытого сетью, мы отказались. А вот двухчасовая прогулка по ботаническому саду доставила огромное удовольствие. Сад цветущих гибискусов, деревья, увитые лианами, на которых примостились цветущие орхидеи, многочисленные озёра, многочисленные детские площадки, фонтаны и водопады — всё это удивляло и поражало. Гуляющих в этот понедельник было немного, гораздо больше садовников и обслуживающего персонала. И это при бесплатном входе. (Фото 28) Возле парка расположен и национальный музей Малайзии (входной билет пять рингит), который нам показался довольно интересным и познавательным.

Следующим в планах стало посещение нового здания вокзала — KLCC, откуда завтра рано утром нам предстоит отправиться в аэропорт. Вылет в Сингапур в 7:10, первый KLIAexpress в 5:00, KLIAtransit в 4:30, что относительно удовлетворяло (время в пути 27 и 35 минут соответственно). Из минусов то, что общественный транспорт (LRT, rapid bas) начинает работать лишь в шесть утра. От отеля до вокзала десять с небольшим километров, учитывая относительную дешевизну перевозок, — закажем такси.

Небольшой шопинг в супермаркете Icenter, для «сувенирных продуктов». Японская сенча и матча, тайская кокосовая стружка, 100% какао, гвинейский кофе, сладости, суши на ужин с булочками и — в отель. Консьерж относительно быстро договорился по телефону с таксистом. Правда, цена несколько огорчала — 60 рингит. Это сопоставимо с московскими ценами, а вот если сравнить с дневными куала-лумпурскими, то организованный грабёж, основанный на беззаконии. Попытка созвониться с местными таксофирмами, обнаруженными в интернете, успеха не принесла.

11.02.2014г.

Подъём в 3:30, как будто и не было четырёхчасового сна. Чек-аут, во время которого с трудом сдерживаю своё раздражение по поводу блокировки депозита. Был бы ещё отель, как отель, а так — смех людям, несмотря на свои четыре звезды. Вместо салфеток нам вчера положили дополнительный рулон туалетной бумаги, одноразовые мешки для мусора за три дня не обновлялись, потрескавшаяся от времени керамическая посуда, рваные простыни, прожжённое окурком одеяло, допотопная мебель, самоотключающийся из-за перепадов напряжения свет, отсутствие шумоизоляции и прочие «слабые стороны» при среднеевропейских ценах. Раздражение, переходящее то ли в злость, то ли в ярость, особенно, когда в третий раз с карточки списывают средства и говорят: «через 2 3 дня ваш депозит вернётся!». Какой депозит, за что? Я ведь ничего не украл и не сломал. Сколько дней в Азии и ещё никто не вернул, а сейчас и проверить свой смс-банкинг нельзя из-за пропажи мобильного телефона, с которого кто-то молниеносно куда-то позвонил, воспользовавшись моим «кредитом доверия» на 3 000 руб., пока я связывался с компанией МТС через skype. А водитель такси, запросивший с нас 60 рингит, несмотря на то, что на счётчике высветилось 25 рингит. Я ему на это указал, но что толку. «Вы оплачиваете услуги нашей фирмы!» — последовал ответ. Какой фирмы, какие услуги и где договор, чек, квитанция? Вызвать полицию? Но мне показалось, что там такие же проходимцы работают. Радовало лишь то, что мы в скором времени покинем эту страну и, если повезёт, то день проведём на индонезийском острове Бинтан в мангровых лесах и белоснежных пляжах.

Обещанный поездом бесплатный интернет глючит из-за пропадающего сигнала, от кондиционеров кожа покрывается инеем и нос закладывает. В аэропорту неразбериха. Нашего рейса до Сингапура в табло вылета не значится. Девушка со стойки информации, посмотрев распечатку билетов, ввела нас в предшоковое состояние.

— Ваш вылет из терминала LLCT.

— Что это такое и далеко ли отсюда?

— Лоукост-терминал находится в двадцати километрах от международного терминала.

— Нет слов!

— У вас во сколько вылет? — девушка заметила на нашем лице отчаяние.

— В семь утра десять минут.

— Тогда вы сможете успеть, только если воспользуетесь такси. Автобусы-шаттлы ещё не ходят.

До окончания регистрации оставалось меньше сорока минут, а посадочные талоны ещё не распечатаны и багаж не оплачен. Практически бегом к стоянке такси. Здешние таксисты у меня вызывали лишь антипатию. И в этой утренний час, почёсывая курчавые волосы на толстых животах, выглядывающих из расстёгнутых рубашек, они не скрывали смеха над нашей спешкой и растерянностью. В машину не пустили, а попросили обратиться к стойке вызова такси в здании аэропорта и оплатить услугу «стоимость заказа» двумя рингитами. В моей голове это не укладывалось, но деньги небольшие.

Когда же мы сели в такси, я почувствовал, что нас в очередной раз «разводят» на деньги. Счётчик при посадке уже был включён, но накрыт сверху махровым полотенцем, и я видел лишь мерцание чисел. Когда же мы приехали в low coast terminal, расплывающийся в улыбке таксист, как факир снял полотенце и открыл прибор.

— Сорок два рингита с вас, сэр!

— У меня только купюра в пятьдесят рингит.

— Сэр, у меня не будет сдачи, хорошо?

— Нет, не хорошо, — вмешалась Надя, — давай сдачу в восемь рингит.

— Надя, пойдём, не будем устраивать здесь псевдо-джентельменские разборки, ещё какую-нибудь дрянь в рюкзаки подбросят.

— Пусть подавится! — не в силах сдержать гнев, по русски прокричала она.

— Что поделаешь? Разруха в системе, разруха в головах, что приводит к анархии и беззаконию. Давай, поторопимся, через пятнадцать минут прикроют регистрацию.

Бюджетный терминал разительно отличался от основного терминала. Грязь, духота, шум, множество подозрительного вида личностей, спящих на полу или стреляющих глазами по сумкам и карманам; громадная маржа в обменных пунктах валюты, немалые цены в кафе. На табло вылета не было и намёка на наш рейс, зато множество рейсов освещала красная вывеска «cancelled», что вызывало определённую тревогу. Мы бегали от стойки к стойке, куда нас отправляли дамы из информ-столов, но надписей «tigerair» и «Сингапур» нигде не было. В конце концов, старшая дама в хеджабе решила нас лично сопроводить. Взяв распечатку и с кем то разговаривая по рации, предложила следовать за ней. Когда мы пришли к очередной стойке Airasia, она ещё раз посмотрела на нашу бронь и удивлённо сказала: «Сэр, у вас вылет вечерним рейсом! Видите, тут написано семь часов десять минут пи эм?». Только сейчас я заметил нашу досадную оплошность, истекающую из невнимательности и излишней самоуверенности.

Что делать? Оставаться в аэропорту до вечера не хотелось. Напрашивался вариант: оставить вещи в камере хранения и уехать досматривать оставшиеся достопримечательности Куала-Лумпура. Всё это лишние временные, материальные и моральные затраты. Мы так настроились поскорее сбежать из этой злосчастной страны и вот те на. Пока пили кофе в кафе, читал отзывы на fouresquare по терминалу LLCT, которые меня ещё больше озадачили. Регистрация сумки в багаж онлайн стоит 1 000 рублей, если самостоятельно. Если непосредственно в аэропорту на стойке, то по 1 000 рублей за килограмм сверхнормативного багажа. А такого, даже если мы наденем на себя все зимние вещи, наберётся 7 8 килограммов.

Благодаря вчерашней прогулке вспомнил, что до Сингапура можно добраться, как по рельсам, так и по шоссе. Совместно решили, что надо ехать, причём немедленно, несмотря на потребность во сне. Ярко-красным лоукостерным автобусом (с нас забыли взять плату за проезд по восемь рингит с человека), мы за два часа из за пробок на дорогах добрались на центральный вокзал. У кассира попросили расписание движения и тарифы проезда на поезд. Ближайший поезд в Сингапур отправлялся в 14:00, в пути семь часов, стоимость билетов различна: от 34 рингит за кресло в высшем классе, до 257 рингит за купе на двоих в вагоне СВ ночного поезда (www.ktmb.com.my). За курение в поезде штраф составляет 10 000 рингит или лишение свободы на два года и более (это самое суровое наказание курильщикам, которое доводилось встречать). Этот вариант отпал сам собой. На автостанции сказали, что автобус в 11:00, время в пути пять часов. Второй вариант казался предпочтительным.

Билеты куплены, в зале ожидания комфортные мягкие кресла, служащий автостанции предложил кофе, воду и жареные восточные сладости с бананом. Посетителей немного, как и пассажиров. В 11:20 наш комфортный автобус, в котором было три пассажира и три человека обслуживающего персонала, отправился в путь. Редкие остановки, приятный сервис: завтрак, кофе, вода, соки, мощный кондиционер, просторные кресла, аудиальная поддержка и, конечно же, виды, открывающиеся из окна. Природа этой страны достойна восхищения и преклонения. Я ощущал себя на каком-то сафари, наблюдая за меняющимися пейзажами тропиков и пальмовых рощ. Сколько дней отдыхаем, а ещё ни разу не были на природе. И вот появилась такая возможность. На промежуточной остановке купили наших любимых фруктов: дуриан (он оказывается бывает трёх сортов), манго, мангостин, папайю (только в Азии почувствовали всю её сочность), чиримойю. Что хорошо, что в этих странах многие фрукты продаются в виде охлаждённых нарезок в пластиковых боксах, к которым прилагаются деревянные палочки для еды. Цена от 1 до 5 рингит за порцию очищенных фруктов.

Спустя четыре часа мы остановились у малазийского пограничного поста. Без вопросов пограничник поставил штампы в паспорта. На таможне запрещающиеся к вывозу из страны продукты: сахар, рис, пальмовое масло. Переехав через мост, связывающий самую южную точку континента Евразия и остров, очутились на сингапурской стороне, где досмотр был более тщательным и долгим. Сканирование багажа с вопросами о перевозке сигарет. Наблюдал, как составляли протокол на американца, ввозившего с собой три пачки сигарет. Беседа с пограничниками на тему отсутствия у нас сингапурской визы. Пришлось убеждать их в том, что до 96 часов гражданам России разрешено находиться в стране без оформления визы. Нас попросили предоставить бронь билетов на вылет, распечатку с букинга на отель, мы заполнили иммиграционные карточки, и спустя тридцать минут поставили въездные штампы в паспорта.

Сингапур

Сингапур

Вот мы и в Сингапуре. Здесь кажется, что даже асфальт отличается от малазийского, а небоскрёбы представляются более приветливыми. Уже на въезде в страну их крыши встречают туристов привычными названиями азиатских монстров: Panasonic, Canon, Sony. Когда же мы проезжали мимо трёх высоток с «лодкой» на крышах и выглядывающими с них пальмами, соседствующим живописным парком с многометровыми «инопланетными» цветами и растянутым между ними подвесным мостом, я понял, что мы не зря так сюда стремились. Сингапур — это город будущего! Вот она — тоска по неведомому!

Наш неприметный автовокзал находился у подножия одного из небоскрёбов — торгового центра Royal plaza. Первые минуты было сложно сориентироваться в поисках сетевого отеля Hotel81 Elegance. У меня была только распечатка с букинга по движению транспорта из аэропорта (как потом оказалась, не самая оптимальная), что вносило некоторую сумятицу в действия. Дойдя до автобусной остановки, обнаружил карту городских маршрутов и карту района, испещрённую разноцветными линиями и сокращениями: NE12, STC, CC12, EW15, BUS156, которые очевидно означали разновидности общественного транспорта. Исходя из этой подсказки, мы за тридцать минут пешком добрались до отеля. Благо, что на улицах много указателей, и присутствовала довольно наглядная нумерация домов (на некоторых почти двухметровые номера на фасадах). Уже это обстоятельство не могло не радовать.

Отель располагался на границе китайского и индийского районов. К его фасаду примыкал колоритный буддийский храм с присущими ему звенящими колокольчиками, фруктово-булочными приношениями для богов, красно-золотистыми фигурами львов и слонов и дымящимися палочками-благовониями. Из динамиков доносилась негромкая монотонная молитва. Судя по снятой перед входом обуви, внутри шла служба. В округе были замечены множественные открытые площадки для еды. Пока мы шли, я обратил внимание на то, что горожане очень любят питаться в таких доступных точках общепита. Кто ложкой с вилкой (ложка в правой руке), кто двумя руками, кто палочками — каждый выражал своё отношение в соответствии с культуральными обычаями. Причём цены довольно скромные: обед на двоих в среднем обходился нам в дальнейшем не больше 200 300 рублей (удивительно, ведь город занимает 4 е место в мире по ВВП на душу населения). Правда, иногда заказывая китайские блюда, лишь отдалённо догадываешься, из чего это приготовлено.

В белоснежном лобби отеля Elegance81 нас встретил приветливый молодой человек, одетый в контрастирующий чёрный цвет, видя нашу относительную небеглость английской речи, буквально по слогам разговаривал с нами. Впервые в Азии с нас не взыскали депозит за проживание в отеле.

Номер, конечно, маловат, тесноват, но при этом необычайно чист и свеж. Вместо окна — зеркало на всю стену, но мы не сетовали. Проживание здесь довольно дорогое, а я стремился выбрать что-нибудь поближе к центру. Обычно 12-14 часов в день проводим вне стен. Опять же есть душ, евроунитаз, европереходник, чайник. Порадовался, что электрокипятильник за всю поездку так и не пригодился. Город располагал к изучению, и мы, освободившись от рюкзаков, практически стремительно вышли на прогулку.

Космополитичность Сингапура бросается в глаза. Четыре государственных языка (английский, китайский, тамильский, малайский), что заметно по надписям. Разные религии, разные нации, разные кварталы. Я подумал, что здесь по чуть чуть можно соприкоснуться и с Индией, и с Китаем, и с Малайзией, правда, в «облегчённом» варианте. В районе Little India проходил неизвестный нам праздник. Разукрашенная разноцветными фонариками стародавняя повозка, буксируемая джипом, в кортеже с мотоциклистом колесила по улицам, приковывая взгляды и внимание не только туристов. На ней восседали голые по пояс темнокожие, разрисованные хной мужчины с бусами из жёлтых и красных цветов, чалмами на головах, а из репродукторов колесницы разносились индийские мелодии. Складывалось впечатление, что мы присутствуем на съёмках художественного фильма. Тем временем из малайского квартала слышались напевы муллы, напоминающие о другом востоке. Конечно, сингапурцы, благодаря суровой и решительной государственной политике, направленной на искоренение взяточничества, соблюдения законности, развитой социальной сферы несколько другие люди, чем их северные соседи, и это становится очевидно, когда знакомишься с ними.

Ноги вывели нас к красивому, где-то фантастическому фонтану Желаний, в подсветке которого играли и переливались разноцветные водные струи. Он находился над подземным торговым центром Suntec city. Уже вечерело, и пора было задуматься об ужине и завтрашнем завтраке, да и интерес проснулся: как же обстоят дела с потребительской корзиной сингапурца. Ведь в стране отсутствует сельское хозяйство, практически нет невозобновляемых природных ресурсов, дефицит земель. Даже питьевая вода экспортируется из соседней Малайзии.

Обзор двухэтажного супермаркета Giant показал нам, что живут они совсем неплохо. Конечно цены на продукты повыше, чем в Малайзии и Таиланде, но не катастрофически. Зато познакомились с местной текстильной промышленностью. Не удержались, чтобы не купить хлопчатобумажного белья, футболок и носков отличнейшего качества. Цитрусовые, яблоки и груши продаются поштучно и значительно дороже манго, папайи, бананов. Самый дешевый фрукт — ананас (от доллара за штуку). Представлен и дуриан, который можно приобрести, как целиком (плоды весят 3 5 кг), так и небольшими порциями по 200 300 граммов, запечатанные в плёнку (на треть дороже). Этот «третий» сорт оказался по-настоящему зловонным, и когда мы его распечатали в отеле, отведали, то с трудом сдержали рвотные позывы и стремглав выбросили большую часть в уличную корзину. Ещё долго «проветривали» комнату мощным кондиционированием. На полках много товаров из других стран Азии: Японии, Китая, Кореи; неплохо представлена и Европа: сыры, вино, пиво, яблоки, йогурты. Сингапур — крупный морской порт, и это очевидно находит отражение и в ассортименте магазина.

Довольные от того, что удалось сэкономить время на перелёте и увидеть другую жизнь, возвращались домой. Спокойно, комфортно и тепло, приятный морской бриз освежает лучше любого кондиционера. На выходе из торгового центра заметил очередь на посадку в такси. Это своеобразная городская особенность встречалась нам ещё не раз. Несмотря на обилие автомобилей с надписью «taxi» (в центре города довольно дорогая парковка 2 6 s$ за 30 минут и высокий транспортный налог), у большинства из разъезжающих таксистов, на крыше горит красный сигнал занятости — «hired». От знакомства с общественным транспортом в этот день отказались, так как не встретили обменных пунктов валюты, да и надобности особенной не было.

Я был счастлив от того, что очутился в этом городе-стране. Моя школьная мечта сбылась. Почти 26 лет назад я написал сочинение по географии на тему «Экономико-географические особенности Юго-Восточной Азии», после которого меня освободили от сдачи выпускного экзамена. Но знания, полученные из Большой советской энциклопедии, не отражали сегодняшнего мироощущения. Город и страна, в которой всё продумано до мелочей. А ведь в сумме они оказывают влияние на качество жизни. Хорошие ориентиры, удачная застройка, множество парков, практически нет очередей. Не встречается полиция. Точнее она очевидно где-то прячется. Её «глаза» и «уши» — это бесчисленное количество видеокамер, установленных повсюду. На входе одной из станции метро MRT насчитал 22 видеокамеры.

Я не встретил несанкционированной торговли, распивающих пиво на ходу, жующих, мусорящих. Множество бегунов и велосипедистов вышли или выехали на вечерние тренировки. А в открытом плавательном комплексе Jalan Besar неспешно рассекали по дорожкам пожилые горожане. Ни медицинских справок, ни шапочек, ни сеансов. Заплати один доллар (для лиц старше 65 и детей — 60 центов) и плавай, сколько душе угодно. Конечно, множественные немалые штрафы и запреты наводили на размышления. Если к штрафу за курение в общественных помещениях мы уже привыкли (500 1000 s$), то запретом на лежание на полу в вестибюлях метро сингапурцы могут только гордиться. Эту особенность: сидеть или лежать на полу, чистом асфальте было очевидно заметно. Мы намеренно проходили через жилые районы, образуемые как обжитыми небоскрёбами, так и устаревшими двух-трёхэтажками и везде наблюдали спокойствие и тишину. Лишь на общественных площадках происходили игровые баталии. Может быть, завтра Сингапур нам покажется другим, и мы познаем иные стороны его жизни (так иногда бывает, когда влюбляешься в город), но сегодня мы были очарованы им.

Сингапур, день второй

Традиционная зарядка. В качестве трассы — городские улицы и набережная реки Kallah. Казалось бы, что необычного? Бегают, как в Европе, трассы промерены через сто метров, повсюду указатели расстояний, штрафы за проезд для велосипедистов по беговым тропам в 500s$, множество наглядных карт местности, рыбаки ловят рыбу, китайская гимнастика вдоль тенистых аллей. Удивили, пожалуй, зеркала, которые я повсеместно встречал на поворотах, когда пробегал угол забора или строения. Очевидно это для того, чтобы бегун на большой скорости случайно не столкнулся с встречным человеком или не напугал его. Также удивили пожилые, спортивно шагающие дамы, «выгуливавшие» своих домочадцев в клетках на колёсиках — попугаев, которым это было привычно.

Позавтракав, отправились на дальнейшее знакомство с городом. В индийском квартале обнаружили и обменный пункт со сносным курсом обмена (вообще, мне показалось, что в Азии большая маржа бывает лишь не на СКВ). По пути случайно забрели на сингапурскую барахолку, где торговали тем, что нашлось на помойках и свалках. Покупателей было единицы, в отличие от загоревших продавцов, восседавших на своём нехитром скарбе и пожитках. Не всем, очевидно, хорошо живётся в этой стране, и, конечно, расслоение общества здесь имеется, но не такое чудовищное, как в тех странах ЮВА, где довелось побывать.

Утренние планы по поиску турист информ и электронного супермаркета поменялись на ходу, так как город не скрывал своих красот и без путеводителей. В центре наткнулись на громадный зелёный газон, на котором открыто и без заборов разместились два футбольных поля и одно для регби (очевидно, это осталось в наследство от англичан, как кроссовые травяные дорожки). Затем дома филармонии, крыши и стены которых выполнены в форме колючих стеклянных гигантских половинок разрезанного дуриана. Бегающая набережная, на которой одновременно шли и приготовления к шоу с многометровыми китайскими куклами. Пешеходный мост, спроектированный в форме ДНК-спирали с полуостровками, носящими имя четырёх незаменимых аминокислот: валин, гуанин, тимин, лейцин. Я задавал себе вопрос: как такое возможно и для кого это? Неужели сингапурцы такие образованные? А музей науки и искусства, выполненный в форме белоснежного цветка лотоса, построенный по проекту еврейского архитектора из Канады? Внутри он такой же белоснежный, как снаружи, а большая часть экспозиции посвящена неизвестному нам дизайнеру… кресел.

Будучи в Сингапуре, невозможно обойтись без шопинга. Погрузившись в освежающую прохладу многоэтажного торгового центра Marina Bay, мы несколько потерялись во времени. Ещё бы, в магазине Mizuno цены со скидками, что на уровне предложений от американцев на ebay. В магазине чая TWG обслуживание такое, какого ещё нигде не встречал.

При входе улыбка девушки и предложение о помощи консультанта. «Спасибо, мы сами!» — в ответ. Уж в чаях-то разбираемся! Но глядя на однотипные жёлтые металлические коробки с чаем, на которых фигурировали порядковые четырёхзначные цифры, становилось как-то не по себе. Вскоре мы сдались и тогда нам предложили чайную карту с упрощенным вариантом — всего восемьсот с небольшим наименований чаёв, по ценам от 6 s$ за грузинский, до 820 s$ за 50 грамм императорского инь-женя (элитный белый чай). Нам этого хватило, чтобы завести беседу и окунуться в мир и географию чая. Жёлтый, красный, черный, зелёный, бирюзовый или синий. Из Кении, Аргентины, Папуа Новой Гвинеи, правда, нет азорского. Я уж не беру во внимание ройбуши (африканский чайный напиток), матэ (перуанский чайный напиток) и прочие диковинки. И главное, что молодой человек в форменном костюме и при галстуке понимал нас и «признавал», как английскую классификацию чаёв, так и китайскую. И напоследок предложил нам оформить tax free. Всего, правда, 8% — мелочь, но приятно! Здесь, к сожалению, не было также и краснодарского чая, но зато наряду с японским был представлен питерский императорский фарфор! У магазина имелись несколько чайных комнат, где без пафоса можно было насладиться этим чудным напитком. (Фото 34). Но мы поспешили на 56 й этаж отеля Marina Bay Resort, где располагался Skypark, являющийся своеобразной визитной карточкой города. И недаром: оно прекрасно не только снаружи, но и изнутри. Благодаря почти круговому обзору с этой крыши открывался удивительный вид на город. (Фото 32) К сожалению, разместившиеся здесь открытый самый большой в мире бассейн и тропические джунгли были доступны лишь для гостей отеля.

Следующей точкой нашего похода выступил городской парк, в котором выделялась поляна с неземными цветами — Supertree grove и мостами ОСВСcskyway и два шарообразных стеклянных дома: Cloud Forest, Flower Dome. Первые были представлены увеличенными в десятки раз цветами, «стебли» которых снаружи были увиты лианами и проводами с лампочками. В вечерние часы они включались, так как работали от энергии, накопленной в течение суток солнечными батареями, разместившимися в «лепестках» этих монстров. Между «стеблями» натянут пешеходный мост, по которому за 5s$, может прогуляться любой желающий, поднявшись на проложенном в «стебельке» лифте. (Фото 33)

«Цветочный дом» представлял собой цветущее разнообразие природных ландшафтов нашей планеты, в котором с аудио-гидом можно провести полдня. Спокойная классическая музыка дополнялась птичьим щебетом и звуками дикой природы. Но самое грандиозное зрелище, на мой взгляд, это был «Облачный лес». Восьмиэтажная цветущая зелёная гора, с верхнего этажа которой низвергался водопад. Внутри этого искусственного биогеоценоза, накрытого стеклянным колпаком, имелись помещения. В выставочных залах транслировались фильмы на тему экологической катастрофы, связанной с потеплением климата на планете, развитием сталактитов и сталагмитов и другие. Между горой и стеклянным куполом были проложены многоуровневые, подсвечиваемые пешеходные мостики-тропинки, из пола которых периодически испускалась водная пыль. «Своеобразный «Аватар», построенный силой биоинженерной мысли» — сказал я Наде. Впечатления пережитого дня отразились даже в ночных сновидениях фантастического содержания.

Сингапур, день третий

Утренний бассейн для тонизации мышц удивил не только внешне, но и изнутри. Индивидуальные раздевалки с персональными душевыми кабинками, для детей — всё отдельно, даже туалеты уменьшенных размеров. Восьмидорожечная купель была разделена на два сектора буйками на тросе, все остальные дорожки имели лишь донное деление. Это не мешало гражданам соблюдать правила: плавать по часовой стрелке, не толкаться и не стоять у бортиков, о чём кстати имелись запрещающие таблички. Даже дети, очевидно первоклассники, в соседнем маленьком двадцатиметровом бассейне вели себя дисциплинировано и внимательно повторяли инструкции и распоряжения своих наставников. Лишь бассейн для дошколят в эти утренние часы пустовал.

Сегодняшний день предпоследний в нашем отпуске. Завтра предстоит вечерний вылет в Доху. Решено провести его на природе. Долго выбирали между желанием отправиться на соседний индонезийский остров Бинтан, воспользовавшись паромной переправой (45 минут в пути, билет 55 s$) или съездить на сингапурский остров Сентозу на общественном транспорте. В пользу второго варианта говорили нелицеприятные отзывы туристов с англоязычного сайта. Несмотря на выигрышные природные виды, Бинтан принадлежал государству с нерегламентированными законами. Мы так страдали от этого в Малайзии, что повторения этих ощущений и переживаний крайне не хотелось. Поэтому, удовлетворив свои утренние запросы по шопингу, добрались на метро до конечной остановки Harbourfront и далее на монорельсе (4 s$ в обе стороны), доехали до острова — бывшего английского форта. Конечно, в нём было много искусственного — этакий Диснейлэнд развлечений и природных ландшафтов, а своими видами на море он напоминал нам о том, что Сингапур скорее является крупнейшим портовым центром чем спа-курортом. Но здесь было безопасно, всё работало чётко и отлажено (даже пляжный wifi), что настраивало на релаксирующий отдых.

Ну а вечер посвятили решению насущных вопросов. Удивительно, что так просто поменять батарейку в электронных часах, купить кожаный ремешок в компании Swatchgroup, починить собачку в замке на сумке, протестировать новые фотоаппараты, сходить на продуктовый рынок за фруктами и овощами, купить сувениры для дома и близких. Как и полагается в цивилизованном государстве. Конечно, мы понимали, что большинство достопримечательностей мы и не увидели, но зато нам удалось погрузиться в атмосферу жизни простых людей, что, мне кажется, также является ценным жизненным опытом, основанном на наблюдениях.

Сингапур, день отъезда

Зарядка, сбор рюкзаков и прогулка по городу. Удачный шопинг в сети магазинов Metro, которые по случаю нового года устроили беспрецедентные скидки и акции. Понаблюдал, как с Надей обращалась продавец в отделе косметики. Она самостоятельно снимала с рук тональные крема, с губ — помаду, тестовый образец которой, прежде чем предложить, дезинфицировала, а верхний слой удаляла специальной лопаточкой, а по мере пополнения корзинки, сообщала о бонусах и подарках. Да и продавцы других отделов проявляли заботу к покупателю не в меньшей степени. Лишь прогулка по торговым улицам сингапурских малайских кварталов наводила на грустные размышления о торговле контрафактным товаром. Причём цены на искусно выполненные реплики Parker, Montblanc, Dunhill в торговом моле Mustafa незначительно отличались от истинных. Разница заметна по полиграфии на коробочках и отдельным штрихам, которые знаешь, когда обладаешь этой вещью. На мой вопрос к продавцу, когда я чуть ли не с увеличительным стеклом рассматривал швы на коже чехла для телефона и вертел в руках коробочку: «It’s realy Monblanc?», плотная восточная дама в хеджабе и глазом не моргнув, выпалила: «конечно сэр, настоящий Монблан, я сейчас для вас сделаю хорошую скидку… в пятьдесят долларов». Совсем другие эмоции возникают, когда заходишь в официальные магазины электроники и бытовой техники. Сингапурцы пользуются совершенно другими стиральными, посудомоечными машинками, холодильниками и смотрят другие телевизоры. Несмотря на то, что превалируют Samsung и LG, к нам эта техника не доходит. Это — космос! Наблюдая за пассажирами в метро, отметил, что редкий сингапурец не пользуется самсунгом с тачскрином, видимо, отдавая предпочтение своему, отечественному.

В районе маленькой Индии и Малайзии чуть ли не из-под прилавка также можно было купить и зеркальную фототехнику с логотипом «made in Japan», по цене на 1000 и более долларов отличающейся от ритейловой, а поторговавшись — ещё скосить сотню-две. Тактильно я не почувствовал разницы в пластике и металле предлагаемого товара с оригиналом, но надо быть большим спецом в технике, чтобы вычислить «серую» технику от «белой». Некоторые из них уже выучили отдельные русские слова и фразы, что не могло не радовать.

Редко когда так быстро, удобно и недорого добираешься до аэропорта (тридцать минут и два доллара). Но у Changi были и другие преимущества, которые мы тотчас же ощутили. Красивый современный интерьер, ковролин на полу, отсутствие суеты и очередей, практически домашняя атмосфера, повсюду в залах буйная тропическая зелень, десятиметровая живая зелёная инсталляция Пизанской башни, бесплатный интернет, розетки, бесплатные массажные кресла, относительная тишина и спокойствие, доступные цены на еду в местах общепита.

Доха

Расстояние между рейсами семь часов, которые перепадали на ночное время суток. Поэтому накануне забронировал здесь отель в 400-х метрах от аэропорта. Пройдя таможенный контроль (в эту страну запрещён ввоз алкоголя из сингапурского duty free), мы очутились в транзитной зоне, но пробыли в ней недолго. Первый же автобус отвёз нас из транзитной зоны в терминал прибытия. Высокие, статные, некоторые из них гордые и высокомерные, одетые в белоснежную форменную одежду пограничники без знаков различия: платья до пола и красные платки на головах, с некоторым чувством превосходства, небрежно и не спеша рассматривали наши паспорта, указывали на необходимость сделать фото и косились на мою яркую челночную сумку с фруктами. В конце концов, нас отвели к стойке, у которой две девушки (одна из них русская) разъяснили, что транзитную визу следовало запрашивать либо через авиакомпанию, либо через отель, либо получить в посольстве Катара в Москве. Уговоры не подействовали, несмотря на видимое положение Нади. Россияне не входят в число «счастливчиков» 33-х стран, которым разрешено безвизово находиться на территории Катара, что обусловлено «неясным отношением России по сирийскому вопросу». Расстроившись, мы опять вернулись в транзитную зону, где по второму разу прошли таможенный досмотр.

В аэропорту за прошедшие две недели ничего не изменилось. В центре зала два дорогих спорт-кара в окружении простоватых магазинов беспошлинной торговли, что несколько удивляло. Работал wifi, через который узнал о том, что катарские авиалинии имеют комфортный лаундж для транзитных пассажиров, и вскоре мы оказались в нём. Мягкие кожаные кресла, тишина, розетки, стационарные компьютеры, ресторан по типу шведского стола с обновляемыми блюдами местной и европейской кухни, мраморные душевые кабинки. Жаль, конечно, что потеряли деньги на брони отеля, но зато получили другие удобства, так как интернет в отеле стоил 5 евро в час, а завтрак был доступен за 26 евро с человека.

Наблюдая за сидящими арабскими белоснежными шейхами и их спутницами, закутанными с головы до ног в чёрные одежды, рассматривая вывешенные на стенах фотографии достопримечательностей, я не раз задавал себе вопрос: «стоит ли стремиться к посещению этой страны?» Может быть только, если у них будет проводиться какая-нибудь беговая многодневка по песчаным барханам.

Вот и наш самолёт, полный загоревших соотечественников. Тревоги и переживания отпуска остались в прошлом. Позади шестнадцать дней приключений и ярких впечатлений. Не обошлось без потерь. Украдена зеркалка, но часть фотографий сохранились на планшете и есть повод стремиться к покупке новой когда-нибудь. Пропали авиарейс на Сингапур и бронь отеля в Катаре, но мы сэкономили на времени и не остались без крова. Утерян мобильник, но в Сингапуре куплен новый смартфон. Заблокировалась банковская карточка mastercard в банкомате, но она была резервной (для сомнительных мест) и через две недели её всё равно следовало менять (кстати, в Азии практически нигде не принимались карточки maestro). Но эта поездка дала нам колоссальный опыт. Главное в выборе страны — это личная безопасность, которая происходит из законопослушности граждан и прозрачного построения государственного строя. Можно сэкономить на еде, перелётах и проживании, но потерять нечто большее. Из интернет-новостей узнали, что на улице в Бангкоке в день нашего пребывания взорвалась бомба, имелись пострадавшие, а ведь на вид эти демонстранты представлялись обычными торгашами и лентяями.

Москва встретила нас непривычным зимним теплом, приветливой суетой и шумом. Мы на Родине! Осталось полтора месяца до следующего отпуска и запланированного путешествия.

Еще из категории

Комментарии

  1. Слава вы молодец! Мне очень нравятся ваши рассказы, читаю с удовольствием. Спасибо

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

четыре − четыре =

Популярное